23:40 

Драко Малфой на краю Ойкумены

AnarhystkA
Анархия - мать порядка
Название: Драко Малфой на краю Ойкумены

Автор: Фигвайза

Рейтинг: R

Содержание: Пост-Хогвартс, Москва-Англия,педагогический эксперимент Артура Уизли над Драко Малфоем. Люциус умирает с тоски в Азкабане, Джинни готова на все, лишь бы Гарри остался с ней, Гермиона находит, а Рон теряет самое дорогое.

Отказ от прав: "Все персонажи, кроме некоторых вспомогательных, принадлежат Д.Роулинг. Ни на что не претендую, никакой коммерческой выгоды не преследую. Играю в литературное Лего."

Ссылка: snapetales.com

Примечание: Текст не бечен, все предложения по редактированию - к автору фанфика. Фанфик состоит из 30 глав

Глава 30. Эпилог, часть 1

31 декабря 1999 года маггловское человечество разделилась на две основные группы.
Одни прилипли к экранам телевизоров, следя, как шагает по Земле 21-ый
век. Вторые отправились на улицы городов взрывать фейерверки, пить с
незнакомцами шампанское и попадать в объективы телекамер. Клава принадлежала к первым: было очень уютно сидеть в родном городе с
родителями и братом за столом с «оливье», селедкой под шубой, винегретом и заливной рыбой, слушая новогоднее обращение Ельцина.
- Покидая свой пост, я прошу прощения у всех россиян, - говорил президент.
Мать замерла, не донеся до рта вилку с салатом, переглянулась с
обескураженным отцом.
- Ничего себе новость к Новому году! - сказала она потрясенно, - кто же теперь будет?

Клава млела. Уютно, хорошо. «Оливье» усыпительной горкой наполнял желудок. Родители стали намного лучше себя чувствовать после того, как она напоила их «новым импортным лекарством», оставленным Драко.

Сутулый студентик, бывший сосед Драко по блоку, принадлежал ко вторым.
Он решил встретить Миллениум в гуще толпы, и сейчас стоял, зажатый
веселящимися людьми, на Красной площади, отсчитывая последние мгновения до боя курантов. Меховой жилет из неизвестного зверя грел его, несмотря на мороз, так, словно он стоял у костра. Держа в руке початую бутылку шампанского, он изо всех сил старался проникнуться уникальностью момента.

**

Маленький черноволосый мальчик из детского дома-интерната номер 14 спал в своей кровати. Дежурный воспитатель уложил детей в тот же час, что и обычно — ровно в девять вечера. Днем приезжали взрослые из бла... бла-го-тво...ну, которые привозят клоунов и рассказывают сказки. В этот раз снова были клоуны. Немного страшные. Лица белые, а поверх нарисованы крупные веснушки. Один клоун был на самом деле тетей. Этот клоун был хороший. Но он все равно не был мамой. Так хочется... чуда... чтобы мама нашла и забрала его с собой... Он не знал, что пятилетних забирают крайне редко. Усыновители предпочитают младенцев, - в крайнем случае, детей до трех лет, - но не пятилетних переростков. Тем более, не тех, у кого в личном деле, хранящемся под замком у директрисы, в графе «отец» записано «неизвестен», а в графе «мать» - изнасилованная девочка из неблагополучной семьи.

Мальчик не проснулся, когда распахнулось окно и рыжеволосая ведьма
влетела в комнату. Покорный взмаху палочки, он уснул еще крепче, как и
все остальные дети.

**

Была еще третья, самая малочисленная группа празднующих: те, кто
встречал Миллениум на работе. Одна такая компания стояла за пять минут
до полуночи на крыше высотного дома-«книжки» на Новом Арбате, рядом с
кинотеатром «Октябрь», наблюдая в волшебный кристалл за вспышками магии в городе. Две девушки, одна из которых держала на руках спящего
маленького мальчика, и черноволосый парень в круглых очках.

- Все семь на своих местах, - сказала Гермиона сосредоточенно, - начинаем через минуту. Спасибо, Джин, ты отлично справилась! Я бы ни за что не успела... Гарри?

Гарри, стоявший в центре светящейся пентаграммы, кивнул. Судя по
ощущениям, силы, переполнявшей его, хватило бы на обратную магизацию
российской столицы без всякой помощи волшебных существ. Но смысла
говорить об этом сейчас не было, так что он спросил о другом.
- Зачем ты русским Президента сменила? - сказал он.
- При эмоциональном потрясении воздействие ритуала сильнее, - ответила
Гермиона так четко, что было видно, — она сама не слишком уверена в
правильности поступка.
- Думаешь, одного Миллениума было мало?
- Ну, это же просто праздник, хотя и крупный! А вот когда Президент за
пять минут до Нового года объявляет, что уходит в отставку, тут граждане просто обязаны как следует разволноваться! А что... Гарри, считаешь, глупо вышло? Я над этим месяц работала, каждую неделю сюда моталась...ничего другого в голову...
- Да нет, все нормально. Просто ты такие вещи иногда делаешь..
совершенно неожиданные.

Он покачал головой и расхохотался. Магия кружила голову. Кончики волос
потрескивали. Пентаграмма слепила глаза. Гермиона начала заклинание
призывания, и с именем каждого древнего божества свет вокруг Гарри
густел, словно застывающее масло.
- Гарри, пора!
Без всякого кристалла он видел теперь Чарли, расположившегося с драконом на юге, Самюэля, Каллиопу, Антонио и остальных, стоящих со своими питомцами на назначенных местах по кругу Москвы. Он словно парил в небе, разглядывая улицы с высоты птичьего полета, направляя свою силу во все уголки сверкающего новогодними фейерверками города. Магия драконов переплеталась с его волшебством, образуя над Москвой
дрожащий магический кокон.

Небо над городом вспыхивало и переливалось. Никогда раньше сутулый студентик не видел такого количества салютов одновременно. Вот уж... отпраздновали так отпраздновали!

Он допил бутылку шампанского, икнул и лихо бросил ее на булыжную мостовую. Стеклянный хруст стоял на Красной площади. Вокруг орали, обнимались и пили.

Сутулый студентик пьяно улыбнулся Спасским курантам и загадал желание.

**

- Что стряслось, приятель? - Блейз приобнял его одной рукой, второй щелкая в сторону официанта, - что сидишь с таким видом, будто хоронишь кого-то? Неприятности? Ну же, расскажи все дядюшке Блейзу!
- Все отлично, - процедил Драко сквозь зубы, - обожаю маггловские ночные клубы.

Блейз пожал плечами.

- Сам же не захотел устраивать прием в Мэноре. А магические клубы на Миллениум бронировали за полгода. «Клык вампира», похоже, вообще выкуплен Уизли...эти нищеброды страшно разбогатели на своих поделках. Ты ведь не входишь в число их лучших друзей, а? Какая досада, я тоже. Смотри, девицы за стойкой бросают нам пылкие взгляды. Считаю, надо
угостить их в честь третьего тысячелетия. Не кисни! Ха, знаешь, на кого ты похож, когда вот так закатываешь глаза?

Драко откинулся на спинку дивана, вытянув вдоль нее руку в переливающейся всеми оттенками серого шелковой рубашке.

- Если эти бабы сделают хоть шаг в мою сторону, прокляну на месте. Скоро придет Панс?
- Дай девушке время. Это первый выход в свет после... всего этого. Она тебе писала?
- Писала, - кивнул Драко.
- И как? Ты сообщил ей про загадочную незнакомку, которую скрываешь от лучших друзей? Ради которой ты купил это маггловское чудовище на колесах?
- Я сто раз объяснял тебе. Можешь думать, что хочешь, но у меня нет особенной девушки! С каких пор тебя вообще стало волновать, с кем я сплю? Может, я чего-то не знаю о тебе, Блейз? И это называется лимузин. И я его уже продал, ради всего святого! Эта штука годилась только на то, чтобы застревать на всех углах!
- Зачем ты на самом деле его купил? Она маггла? Мерлин, я просто вижу заголовки!

Драко усмехнулся.

Так я тебе и признался, что предполагал сделать это подарком ее родителям. Твиззл неделю изучала маггловские журналы...Реклама уверяла, что солидному мужчине нужен лимузин. Ее отцу 50 лет, вполне солидный возраст для маггла. Ну и... ччерт, в конечном счете, он действительно благодарен этим стоматологам за то, что они вырастили такое странное существо, как Грейнджер! Остается загадкой, зачем магглы производят вещи, которыми невозможно пользоваться? Пришлось заколдовать половину автосалона, чтобы машину взяли обратно без штрафных санкций. Потом домовуха еще неделю билась головой о стену, узнав, что лимузин не подошел...

С Асторией было бы проще. Понятней. Пара древних артефактов отцу, колье с омолаживающим эффектом матери, стандартные формулировки брачного договора...если не знать, как оно бывает, когда кровь превращается в текущий по жилам огонь, то можно было бы пережить и семейную жизнь.

Он взглянул на огромные, украшенные еловыми ветками часы, укрепленные над барной стойкой рядом с рядами стеклянных бокалов. Одиннадцать вечера. В Москве, значит, уже час, как наступил Новый год. Час, как она провела этот свой ритуал. Гуманитарная миссия... только грязнокровка может так безбоязненно соваться в игры с древней хтонической магией... и это ее гриффиндорское упрямство, не слушающее никаких доводов!

Еще не хватало волноваться из-за ее дурацких проектов. И да, он волнуется.

- Я тоже вижу заголовки. «Безвременная кончина последнего в древнем роду Забини от неизвестного Аврорату проклятия». Потому что я прикончу тебя маггловским способом, Блейз, если ты не заткнешься. Спорим, они ничего не поймут?

Ритуал действительно МОГ пойти не так, как надо. Ведь никто никогда не знает, каким образом будут помогать вызванные силы, потому что эти твари всегда помогают так, как считают нужным они, а не тот, кто их вызвал. Поэтому чистокровные — те, кто учился магии не по учебникам, - уже полтысячи лет не проводят хтонических ритуалов. Ччерт, ему надо было ее просто связать... и трахать, пока дурацкая идея окончательно не покинула бы...ну ладно, можно было просто связать на всю новогоднюю ночь... и все-таки разочек трахнуть, чтобы зря не пропадала. Ох, как бы она разъярилась! Каких бы пощечин ему надавала...

- Потрясающе выглядишь, Панс. Тшш, он задумался о своей прекрасной даме. Видишь эту мечтательную улыбку?
- Тролль подери, ты собираешься долбать меня этим всю ночь? Привет, Панс.
- Так мы не увидим ее сегодня? Уж не бросила ли она тебя, дорогой друг?

Драко произнес несколько очень выразительных слов на неизвестном друзьям языке.

Блейз хихикнул. Панси и две другие девушки, чьих имен Драко не уловил - кажется, учились курсом младше - уселись за стол.

- Девушки, у нашего принца появилась загадочная дама сердца, которую он ото всех скрывает. Есть соображения, кто бы это мог быть?

- Какая-нибудь русская, если верить газетам.

- Кстати, я же принес наиболее интересные... сейчас.... Панси, ты ведь
не читала? - Забини вытащил из кармана микроскопическую папку, увеличил ее заклинанием, не обращая внимания на гомонящих вокруг магглов, — все равно полумрак и вспышки света с танцплощадки не давали толком разглядеть происходящее, - и стал зачитывать вслух вырезки:

«Блеск и нищета аристократов!» «Младший Малфой возвращается на родину
после годового пребывания в самой разочарованной стране мира! Как
повлияло на молодого аристократа вынужденное общение с русскими
магглами? Правда ли, что Министерство предложило ему пройти курс
реабилитации в Св. Мунго? Читайте интервью на четвертой странице!»

- А вот это мое любимое, - добавил Блейз, - маленький шедевр от Луны
Лавгуд, «Придира»: «Лорд Малфой, вы уже перестали пить водку по утрам? - Без комментариев.» Почему ты не ответил девушке развернуто, Драко? Ты перестал или нет?

Драко пожал плечами. За последние полгода шумиха вокруг его имени
улеглась, и он не видел причин, по которым Блейзу понадобилась это
раскапывать. Чтобы посмешить Панси? Та действительно порозовела и
смеялась, искоса бросая на Драко завлекающие взгляды.

- «В серебристо-серых глазах плещется неизбывное раскаяние», - посмотри дядюшке Блейзу в глаза, Малфой, оно еще плещется?

- Высохло, - Драко тряхнул головой, - акцио шампанское! Блейз, руками, руками, не привлекай внимания, разливай. Грег, к дементорам этих официантов, поседеешь, пока дождешься, добудь нам сам... всего, выпивки, жюльенов, блинов с черной икрой, Блейз, что будешь? Нам с Панс — по паре «Секса на пляже» для начала, да, Панси? Да стой же, Гойл, потом, сейчас будет полночь! Сначала чокнемся.

- Десять. Девять. Восемь. Семь. Шесть. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Есть!!!

Помещение наполнилось радостным ревом, означающим вступление мира в
новое тысячелетие. Магглы возбужденно кричали и бросались друг другу на шею. Громкая музыка наполнила помещение. Радостно визжали девушки.

Поверить не могу. Теперь будут писать 20** в датах. Выпуск Хогвартса -
1998, один из последних в этом тысячелетии. Ну что же, прощай, двадцатый век! Только я стал к тебе привыкать...

Драко глотнул шампанского. Панси, похудевшая и побледневшая после
заключения, напряженно выпрямляла спину. Потянулась к нему, тряхнула
прямыми черными волосами. Тронула пальцами руку.
- Как ты тут без меня, краса и гордость Слизерина? Блейз говорит правду?
- С Новым годом, Панс. Осторожно, эта рубашка легко мнется.
- Ничего, тебе идет быть мятым.
- Ммм...собираешься сожрать меня вместо закуски?

Он углубил поцелуй. Вкус мятного шоколада, смешанный с алкоголем, совсем неплох...Приятно для разнообразия чувствовать себя таким спокойным. Драко оторвался от ее губ и поднес ко рту бокал. Выждав пару секунд, Панси потянулась за вторым поцелуем.

Какого дракла? Она даже не узнает. И...Мерлинов хвост, это новогодняя ночь! Грейнджер могла назначить любой другой день, подумаешь, разноцветное сияние... магглы поломали бы головы и в конце концов смирились с тем, что есть вещи вне пределов их понимания. И, конечно, она потащила с собой Поттера. Если он такой сильный маг, почему до сих пор не вылечит себе зрение или не вставит линзы? Думает, что в очках выглядит умнее?

Он мягко отстранился от Паркинсон.

Девушка подняла брови.

- Даже так? Блейз, неужели никаких намеков?

Блейз, ухмыляясь, покачал головой.
- Говорю тебе, подруга, все очень серьезно. Мы его теряем. Загадочная незнакомка похитила его сердце раньше, чем мы успели заметить, что оно у него есть.

Тролль подери все, я что — буду служить им развлечением на всю оставшуюся ночь? Вот уж вряд ли, дорогие.

Левой рукой Драко проверил наличие в кармане джинс пузырька с веритасерумом. Чуть позже. Когда Забини выпьет пару-другую рюмок.

Дементор бы сожрал ее гриффиндорскую твердолобость. Она вполне могла успеть вернуться. И мы встретили бы Новый год в Мэноре. Им с мамой пора начать общаться.

Уверен, в болгарском транзитном зале сейчас пусто, как в раю для слизеринцев.

«- Драко, пойми — я не могу бросить их там одних, ведь это мой проект!
Как ты предполагаешь — затащить их в Россию под Новый год, а самой
сбежать обратно праздновать с тобой?

(Конечно!!)

- А вернуться за два часа вместе с драконами невозможно... Пожалуйста,
ты же сам понимаешь, я должна остаться с ними хотя бы до утра! А потом
сразу отправлюсь в Лондон. Ну прости, не дуйся...Драко...зато ты сможешь встретиться со своими друзьями, а? Ты же не хочешь меня им показывать.
- Спасибо за разрешение. »

Она всегда называет меня по имени только для того, чтобы сообщить гадость.

Ладно, мы могли бы отметить в ее знаменитой квартире, если не хочет в Мэнор к маме. Квартира меньше чулана для метел, но Твиззл бы что-нибудь придумала.

Он рассеяно смотрел, как Грегори Гойл плавно, с опасной грацией крупного животного, пробирается сквозь толпу к барной стойке.

Странно понимать, что когда это наконец случается с тобой... любовь, или - неважно, как называть то, чего так добивались от тебя все эти
девицы... слезы, море слез, истерики, мольбы, которые ты слушал с досадой и недоумением, скучнейшие письма с расплывающимися буквами... а потом ЭТО случается с тобой, и оказывается, что твоя избранница вовсе не готова целовать тебе в благодарность руки.

На самом деле, выясняется, что твои чувства - это только твоя проблема.

А она всего лишь живет, как считает нужным. Просто включив тебя в свою
жизнь. Разрешив находиться рядом. И каждую секунду ты чувствуешь, что
если она сочтет тебя недостойным, то повернется и уйдет. Нахмурится,
сосредоточится и «прекратит все это безумие». И пусть это разобьет ей
сердце — она все равно сделает то, что считает правильным.

Как можно было так влипнуть. Я не буду чувствовать себя спокойно, пока не надену ей на палец кольцо.

Гойл скрылся в небольшой дверце, из которой в зал выносили готовые блюда.

Драко осмотрел клуб, убедился, что магглы вокруг вовсю заняты
празднованием, и призвал к себе еще пару коктейлей с барной стойки.
Парень, протянувший было за ними руку, остолбенело посмотрел на пустую
столешницу, даже провел по ней неуверенной рукой.

Панси снова потянулась к нему через стол. Он снова ответил. Какая разница.

- Так, детки, вы уже пьяны, - заявил Блейз, - пора двигать дальше. В
маггловском районе в таком состоянии лучше не показываться.
- Они пьянее нашего, - вяло сказал Драко, - какого тролля ты нас куда-то тащишь?

Вернувшийся Гойл молчаливо, надежно уселся с его левой стороны. Прикрыл с фланга. С ним проблем не будет, он примет любого человека, за которого будет Драко. Под столом Драко капнул в коктейль веритасерума и протянул бокал Блейзу.

- Держи, это твой. Слава Мерлину, наконец-то еда! Ну что, за Слизерин?
-За Слизерин!

Они выпили все вместе, неожиданно серьезно и тихо.
- Мне не хватает ублюдка, - сказал Блейз.

Остальные мрачно кивнули.

**

- Что ты собираешься с ним делать? - спросил Гарри, глядя на спящего на ее коленях малыша. Они сидели с Гермионой, Джинни, Чарли и остальными драконоводами на поляне в лесу, глядя на высокий костер. На раскинутых возле огня коврах лежали подушки, низкие овальные столы неуловимо монгольского вида были уставлены блюдами с жареным мясом и напитками.

- Сначала проверю здоровье, потом.. не знаю, не успела с ним поговорить,- с Малфоем, - это решилось в последний момент. Я вдруг подумала...поняла, что нужно это сделать. Мы должны делать чудеса, потому что можем. Драко иногда о нем рассказывал. Он напомнил ему Снейпа. Он страшно скучает по нему. Знаешь, трудно поверить, но Драко нравится заботиться.
- Скорее командовать.
- Иногда это одно и то же, - тихо сказала Гермиона.

Гарри протянул руку и убрал каштановый локон, упавший на ее лицо. Джинни быстро подняла на них глаза, в которых плясало отраженное пламя.

- Вы уже решили, когда будет свадьба?
- Еще нет, - коротко пожала плечами Гермиона.

Не стоит говорить Гарри, что ее так называемый «жених» все еще не сделал ей официального предложения.

Никак не может решиться ни показать ее своим друзьям, ни предъявить родственникам. Каждый вечер аппарирует в ее квартиру, но в Мэноре она была всего два раза. Гермиона рассеяно отпила из бокала. И вдруг произнесла это вслух:

- ... он говорит, что отец запретил рассказывать обо мне в целях безопасности. Якобы там какие-то сложности с семьей Гринграссов...но это неправда, я смотрела в библиотеке — никакого магического контракта у них не было, даже помолвка не успела состояться, иначе в «Пророке» было бы объявление. Мне кажется, он меня просто стыдится. Иногда я думаю... что он уже понял, что ошибся...

Непроизнесенное слово «грязнокровка» повисло в воздухе.

Гарри смотрел на ее покрасневшие щеки, на отсвет пламени, прыгавший по волосам и усталому лицу. Джинни потянулась рядом, тронула его за руку. Он откашлялся.

- Малфой тебя любит, Герми, это же очевидно. Помнишь эту дурацкую историю с лимузином? Чтобы лорд Малфой пытался дарить что-нибудь магглам!

Она покачала головой.

- Он провел год среди магглов, Гарри, и, конечно, понял, что они такие же люди. Но одно дело дарить подарки и держать при себе, как... домашнее животное или, - она покраснела, и твердо произнесла, - любовницу, и совсем другое — жениться! Он был счастлив, когда я собралась уехать на Миллениум, лишь бы не выбирать между мной и своими слизеринцами...

Гарри протянул руку, чтобы погладить ее по голове. Она так устала. Подготовка к ритуалу отняла у нее слишком много времени. Он знал, что сможет передать ей часть своих сил обычным прикосновением. Просто знал это.

Внезапный визг оглушил всех присутствующих. Возникший из ниоткуда
домовый эльф в наволочке с фамильным гербом Малфоев сердито смотрел на
Гермиону, вытянув в ее сторону маленький дрожащий палец.

**

Было два часа ночи, и они уже не стеснялись, призывая коктейли с барной стойки наперегонки, громко хохоча над бестолковыми рожами магглов. Одна из девушек, пришедших с Панси, повисла на Блейзе, вторая, посомневавшись, подсела поближе к Гойлу.
Панси посылала ему дьявольские улыбки через столик. Сидевший справа Блейз честно отвечал на все задаваемые вопросы. Это было смешно. Черт, шоу того стоило. Надо будет сварить еще веритасерума про запас. Главное, задавать такие вопросы, чтобы у него не было серьезных поводов врать. Тогда он может вообще не понять про веритасерум...

- Какая у тебя была любимая игрушка, Блейз?

Медвежонок... прямо как у меня...в Забини тоже есть что-то человеческое... Панси отвлекла Драко, снова перегнувшись через стол. Кажется, они целовались уже каждые две минуты. Ммм, Панс меня просто съесть готова. Интересно, что сейчас делает... моя девочка... Твиззл явится с отчетом к утру.

Что я не люблю в ней — так это манеру все решать самостоятельно и ставить перед фактом! Я понимаю, тяжелое детство, общение с Поттером и Уизли, но, - тысяча боггартов, как же это достает! Никогда не знаешь наперед, какой «проект» придет ей в голову. Другая на ее месте просто вытаскивала бы из меня побольше денег на наряды да готовилась к свадьбе. Гринграсс... надо сказать отцу, чтобы поторопился. Пока старый Бенедикт жив, объявлять о помолвке нельзя.

- Что я не люблю в ней, Блейз, так это манеру решать все самостоятельно и ставить перед фактом. Я понимаю, тяжелое детство, постоянное общение с... двумя младшими братьями-дебилами, но теперь-то, черт ее дери... должна она принимать меня в расчет?

Блейз, посверкивая пьяными синими глазами, вкрадчиво притянул Драко к себе.

- Продолжай, приятель, дядюшка Блейз тебя внимательно слушает. Что еще тебе в ней не нравится? И как, ты говоришь, ее зовут?

- ...не нравится, что она чувствует себя виноватой из-за того, что она со мной. Словно я какой-то монстр из этих газетных статей про пожирателей. Мерлиновы штаны, все время приходится доказывать, что я хороший! Это было бы смешно, если бы не выглядело так по-идиотски.

Я что — напился? Кому я это рассказываю?

- Да ты совсем пьян, дружище.
- Не пьянее тебя, Забини.
- Да уж, это было бы сложно сделать.

В конечном счете, потом сотру ему память, и все.
- Когда мозги вышибает напрочь, знаешь? Словно... словно превращаешься в горящую воду — растекаешься и сгораешь одновременно. А? Бывало с тобой?
- Вау. Нет, старина, так повезло только тебе! Но когда она тебе надоест, я был бы не прочь познакомиться. Тшш, тшш, оставь в покое палочку...это же шутка. Смотри, перебил половину бокалов, так только дети делают...
- Заткнись, придурок. Панс! Па-анс! Ох, Мерлин, ты вкуснее с каждым разом... а помнишь, как он сходил с ума по Грейнджер?
Панси кивнула. Ее глаза выглядели затуманенно.
- Какж. Нвязчивая идея его шестого крса.
- Я не помню, - небрежно сказал Драко, - тебе удалось ее трахнуть или нет? Ты столько об этом болтал, что я перестал слушать.
- Нет, - сказал Блейз, - Мерлиновы яйца, Драко, ты напоил меня веритасерумом? Мог просто спросить. Судя по тому, как идет разговор, это удалось тебе. Я прав?
- Не смеши, Забини. Лучше скажи, что ты на меня так смотришь?
- Думаю о том, что не отказался бы от небольшой групповушки с тобой и Панси. Спасибо, что поинтересовался, я уж боялся, ты никогда не спросишь... может, устроим, девочки и мальчики?
Панси с Драко одновременно фыркнули.
- Забини!
- Не оскорбляй честь присутствующих здесь дам, Блейз.
- А что? Ты с ней спал, я с ней спал.
- Я сказал, не оскорбляй честь дам. Ты пьян.

Блейз не собирался напиваться. Он просто был грустен. Черт его знает.
Он прекрасно отдавал себе отчет в этом состоянии. Малфой влюбился. Это так же очевидно, как то, что за окном первая ночь нового века.
И теперь можно сказать, в кого. Впрочем, Блейз подозревал это с того самого момента, как узнал про лимузин. Не так-то сложно сложить два и два. Грейнджер была в России и рассталась с Уизли. Малфой был в России и расстался с Гринграсс. И купил маггловскую машину. Он притащил с собой веритасерум на праздник, чтобы узнать, не тронул ли
Блейз его драгоценную грязнокровку. Кому рассказать.
Драко Малфой — влюбленный идиот.
Жаль только, что он наверняка сотрет ему память, и этот волшебный момент изгладится из его сознания. Ну, точно. Тыкает в него палочкой. Хорошо, что Блейз успел поставить щит.

Он обожал знать то, чего не знают другие. И он все еще не отказался от этой идеи с групповушкой.

Закусив нижнюю губу, Блейз переводил плывущий взгляд с Панси на Драко.

Веритасерум перестанет действовать только к утру. Ну и пусть. Иногда так приятно говорить правду и видеть, как смущаются спросившие.

Он притянул к себе Малфоя и мурлыкнул ему на ухо:
- Спроси меня что-нибудь еще.

**

- Мисс Грейнджер плохо себя ведет! - кричала домовуха, - мисс Грейнджер позволяет себя трогать другим мужчинам!!

Драконоводы бились в судорогах от смеха. В небе плыла величавая круглая луна. Сердитая Джинни тянула Гарри в их палатку. Чарли, задыхаясь от хохота, попытался направить на домовуху палочку.
- Силенцио!
Раньше, чем заклятие достигло Твиззл, она исчезла.

Вопрос доверия — вот что они в первую очередь должны обсудить с Драко. Никаких дуэней, никакого шпионажа. Он должен понимать, насколько это унизительно!

С пылающими гневом щеками Гермиона встала, чтобы удалиться в свою палатку. Подняла на руки спящего ребенка.

Драконоводы понемногу затихли. Чарли вытер глаза.
- Прости, Гермиона, - сказал он, - это было незабываемо.

Глава 31

13 ноября 2001 года

**

- Е2 — Е4, - сказал низкий бархатный голос.

Люциус Малфой проводил взглядом белую пешку и поднял глаза на портрет,
стоявший на каминной полке.
- Тебе не надоело? Одно и то же!
- Это классическое начало, Люц, и я не желаю рисковать партией ради
твоего развлечения. Мог бы радоваться, что вообще прихожу сюда. Я теперь популярен, знаешь ли. На той неделе Поттер повесил мой портрет в гостиной.

Старший Малфой поднял брови.

- Ты ведь расскажешь? Он знает, что у меня тоже есть? Е7- Е6.
- D2- D4. Поттер мне доверяет, - ехидно ответил Снейп.

Люциус вздохнул и постарался придать своим мраморным чертам просительное выражение.

- Сколько еще лет ты будешь сводить со мной счеты? Северус, я сижу тут
взаперти три с половиной года, мне СКУЧНО! И я согласился вычеркнуть его из всех списков, если на то пошло!
- Будто мне весело. Ладно, вчера они обсуждали, что подарить Скорпиусу
на первый день рождения. Это тебе интересно? Джинни считает, что
плюшевого мишки будет достаточно, Поттер предлагал игрушечную гоночную
метлу последней модели. Сверхскоростная, особо маневренная, повышенной
проходимости. Ограничение по высоте — не больше двадцати футов. На
вырост, как он выразился.

Двадцать футов. Это же высота третьего этажа в поместье.
Рука Люциуса замерла над черным конем.
- И что решили?
- Пока ничего.
- Я против метлы.
- Я тоже. Поттер — идиот.

**

Две молодые ведьмы сидели в кафе «У Флориана». Одна доедала разноцветное мороженое, вторая уткнулась носом в чашку с кофе.
- Он так ни с кем и не встречается? - спросила она, не поднимая глаз.
Ее рыжеволосая собеседница молча покачала головой.
- Я снова пыталась поговорить с ним, но ничего не выходит. Джин, я
словно режу его по-живому. Как он?

На этот раз та для разнообразия пожала плечами.

Несколько лет назад, когда у Гермионы с Драко все только начиналось, Джинни была рада подтолкнуть девушку к Малфою. Слишком привычным было ревновать к ней, слишком болезненным — постоянно опасаться, что однажды брат не удержит свою принцессу. А в том, что рано или поздно она разочаруется в Роне, Джинни была уверена. И тогда случится страшное.

Гермиона оглянется вокруг и поймет, что Гарри годится не только в друзья.

А что сделает в этом случае Гарри, неизвестно. Гарри непредсказуем.

Так что Джинни от души приветствовала роман лучшей подруги со слизеринским красавчиком. И никогда не чувствовала себя виноватой. Кто ж мог знать, что ее бестолковый братец способен на такие длительные переживания? Прямо хоть в «Норе» не появляйся, чтобы не натыкаться на его осунувшуюся физиономию!
Почти три года прошло, а он до сих пор хранит фотографии и записки бывшей невесты.
Но Джинни не желала, - да и не умела — переживать из-за чувств других людей, пусть бы этими другими и были ее родственники. Во всем мире для нее существовал лишь один человек, и, пока он принадлежал ей, мир был в порядке.
Рон сам виноват.
Джинни взглянула на серьги в гермиониных ушах — свисающие на еле видимых платиновых нитях бриллиантовые звезды. Гоблинская работа, можно не сомневаться. Было бы почти скромно, если бы не было так совершенно.
Малфой старается. Расчеты были верны. С этой стороны ей больше ничего не угрожает.
- Он вряд ли придет, но ты все-таки пошли приглашение, - сказала она как можно более мягко. Ей почти удалось скрыть свое равнодушие, - Рону давно пора взяться за ум.

Гермиона вздохнула. Иногда ей было страшно за Гарри.

**

Глядя внутрь свозь залитое дождем стекло, Блейз размышлял. Он бы подошел к Грейнджер, будь та одна — поблагодарить за приглашение на гала-прием по поводу первого дня рождения наследного принца. Но девушка сидела с рыжей подругой Поттера, от жизненного напора которой Блейза всегда слегка тошнило. Поэтому он стоял под мелким тягучим дождем, разглядывал девиц и сомневался.

Грейнджер казалась бледной. Наблюдая за тем, как она выпрямляет спину, беззвучно постукивая ложечкой по краю блюдца, как кивает головой с высоко уложенными волосами, Забини не мог отделаться от ощущения, что она напоминает ему кого-то давно знакомого. Бриллиантовые искры вспыхивали чуть ниже ее ушей, оттеняя матовую теплоту кожи. Мантия глубокого кофейного цвета облегала тоненькую фигуру.
Да, точно. Манерой держаться она стала походить на Нарциссу Малфой.
Совсем чуть-чуть, но какие ее годы. Воздействию Малфой-Мэнора сложно сопротивляться.
Он вспомнил празднование Миллениума, когда ему в первый раз довелось встретить Грейнджер в Поместье.

**

К середине той ночи они остались за столом вчетвером. Девушка Гойла, заскучав, отправилась из клуба домой, Грег потащился провожать. Драко читал наизусть бесконечные монологи из неизвестной Забини пьесы. Панси нетерпеливо хмыкала, но не решалась его прервать. Блейз обнимал вторую девушку, изредка пощипывая ее за талию. Красотка взвизгивала. Реальность ускользала из поля видимости. Веритасерум, наложившись на несколько маггловских коктейлей, вызывал странное желание проповедовать Истину.

Праздничная эйфория сменилась мрачным ощущением тотальной неправильности бытия. Видимо, схожее чувство испытал и Драко, потому что внезапно остановился на полуслове, нахмурился и медленным движением полез в карман. Паркинсон, приоткрыв рот, смотрела на него с той стороны столика. Повозив руками в правом кармане брюк, Малфой сполз ниже, чтобы распрямить ноги, и перенес поиски на левую сторону.

- Что у тебя там? - спросил Блейз, - что бы это ни было, уверен, что нам оно не поможет. Мир слишком гнусен.
- Портключ, - протянул Драко, вытаскивая наконец нечто овальное, сильно смахивавшее на серебряную пулю, - я хочу спать.
- Ты не можешь бросить нас в этом вертепе!
Драко попробовал закатить глаза, обнаружил, что от этого голова кружится сильнее, подпер подбородок рукой и процедил: «В Мэноре хватит гостевых комнат. Давайте, я активирую его на счет три».
- Магглы, - пискнула Панси.
- Нокс. Теперь им ничего не видно. Хватайтесь.

Они рухнули на пол вестибюля в Малфой-Мэноре, и Драко молча двинулся вверх по переходам. Остальные поплелись следом. Через пять минут, потеряв по дороге (как позже выяснилось, в картинной галерее) безымянную девушку, компания оказалась в спальне. Драко щелкнул пальцами, вызывая домовуху, сонно заявил, что ни в каких сексуальных играх участвовать не будет, и довольно решительно стряхнул с себя Панси.

Та не менее решительно прилипла к нему снова.

Малфой, вероятно, так и не понял за все эти годы, что был для Паркинсон гораздо большим, чем просто друг, с которым время от времени спят. Снова выпутавшись из ее объятий, он рухнул на кровать, пробормотал «Типпи!» и погрузился в сон. Блейз с Панси улеглись рядом. Явившийся за указаниями эльф не решился будить хозяина и, пару раз стукнувшись головой о пол, исчез.
Они тихо целовались, лежа рядом с Драко. Ничего большего. Просто зализывали раны.
Драко спал беззаботно и глубоко, словно окуклившийся мьюф, недоступный и чертовски красивый. Блейза все еще несло. Алкоголь и веритасерум кружили голову. Безостановочным тихим голосом он говорил о бессмысленности надежд. К пяти утра Панси стала истерически рыдать в ответ.
А в 7 часов дверь спальни отворилась, и, сопровождаемая причитающей
домовухой, в комнату вошла Грейнджер с маленьким черноволосым мальчиком на руках.

Блейз до сих пор не знал, смеяться или плакать при этом воспоминании.
В общем-то, он не ожидал ничего другого. И все равно Грейнджер в Малфой-Мэноре — это было слишком странно. Девушка опустила ребенка в ноги кровати и растерянно посмотрела на Драко. Тот мирно посапывал.
Домовуха нервно шевелила ушами.
Гриффиндорка перевела глаза на так и не заснувшего Блейза, и он улыбнулся ей с самым невинным видом. Протянув руку под одеялом, изо всех сил щипнул Драко за бок. Тот взвыл и открыл глаза. Несколько секунд приходил в себя, глядя на Грейнджер, потом сел и оглядел комнату. Заплаканная Паркинсон спала с другой стороны кровати. На полу валялось
три пары обуви, единственное, что они сумели снять, вернувшись из клуба.
Драко скривился.
- Что за бардак. Типпи! Типпи, аппарируй моих гостей в гостевые комнаты. Твиззл, рассказывай.
-Мисс Грейнджер плохо себя вела! - выпалила домовуха.

На щеках гриффиндорской принцессы зажегся гневный румянец. Она стала очень хороша в этот момент. Сонная Панси пошевелилась в постели. Грейнджер гневно рванула на себя одеяло. Черноволосый ребенок открыл глаза и захныкал.
- Рада, что ты по крайней мере одет, - сердито отчеканила Грейнджер.
Малфой откинул с хмурых глаз упавшие пряди волос, полностью проигнорировав ее замечание.
- Насколько плохо? - обратился он к седой домовухе.
- Малфой!! Я с тобой разговариваю!!!

Дальнейшего Забини не увидел, потому что второй эльф бесцеремонно схватил его за руку, перенес в гостевую комнату и исчез, пожелав приятного отдыха. Немного покрутившись на мягчайшей кровати, Блейз не нашел ничего лучше, чем уснуть до вечера.

**
- Дотти, - сказал Драко молодой эльфихе, вытянувшейся по струнке перед
его креслом. Та хлопнула ушами, показывая, что слушает, - Скорпиусу исполняется год. Ты переходишь в его владение. Понятно?
- Все понятно, молодой лорд, сэр! Дотти будет отличным подарком!

Драко поморщился.
- Не вздумай так сказать при Гермионе. Если спросит, я назначил тебя личной нянькой. Ясно?
- Дотти все поняла! Дотти будет тайным подарком, мистер Драко, сэр!

Он кивнул. Домовуха испарилась.

Драко подошел к окну и взглянул на садовых эльфов, украшавших парк к субботнему празднованию. Мокрый после дождя сад блестел в лучах заката. Ему было скучно. Или нервно, или... тролль его знает. Дом был ощутимо пуст без Грейнджер. Пора бы ей вернуться.

Она снова принялась пропадать целыми дня в Министерстве. Что делает —неизвестно, слежку там не устроишь. Говорит, что готовит вторую эпохальную статью - о последствиях обратной магизации Москвы. Так себе последствия вышли, к слову сказать: хтоническим божествам свойственно странное чувство юмора. Недаром еще Уинстон Нотт сказал в начале 20-го века: «Если хотите провести хтонический обряд, возьмите страну, которую не жалко».

Жизнь в русской столице после обряда действительно стала привлекательней... за счет того, что в остальных районах ее не стало совсем. Так что магглы принялись массово переселяться в Москву, и с той новогодней ночи население мегаполиса увеличивалось со скоростью «миллион человек в год». Столица страдала от перегрузки, отдаленные территории страны пустели. Гермиона расстраивалась, но благоразумно решила, что некоторые вещи лучше не пытаться исправить, чтобы не сделать еще хуже.

Драко задумчиво провел пальцами по стеклу. Может быть, печальная история с обрядом обратной магизации отучит его драгоценную супругу исправлять мир?

За окном черноволосый маггленок, прыгавший среди клумб под присмотром Твиззл, дернул из рук зазевавшегося эльфа летучие огни и подкинул их вверх. Потом подпрыгнул сам, чтобы повиснуть на любимом дереве Нарциссы. За эти два года мальчик заметно подрос и уже ничуть не походил на забитого угрюмого чернявца, когда-то напомнившего Драко слизеринского декана. Гермиона оставила ребенку русское имя, а Драко добавил «Абраксас» в честь дедушки - Абраксаса Дрофаса Малфоя.

Анатоль Абраксас. Русский маггловский сирота семи лет от роду.

Портит своими башмаками кору на тысячелетнем дрозовом дереве в парке
Малфой-Мэнора.

Вот что случается, когда пускаешь в свою жизнь гриффиндорцев.

Он отошел от окна и снова углубился в колонки с цифрами и именами. Отец прав, глупо было бы не прибрать к рукам большую часть дел покойного Бенедикта Гринграсса. Такой бизнес — это не столько деньги, сколько власть, возможность вернуть былой блеск своему имени. К тому же расходов, хотя аристократы не говорят о деньгах вслух, стало больше, чем в прежние времена.
Прием по случаю первого дня рождения Скорпиуса, первый за послевоенное время (свадьбу, по настоянию Грейнджер, справляли с неестественной для Малфоев скромностью) своей пышностью должен был забить балы, устраиваемые когда-то отцом. Соберется выжившая старая знать, кое-кто из гриффиндорцев поприличнее, прикормленные министерские чиновники, родители Гермионы, директриса Макгонаггал, которая, похоже, наконец смирилась с выбором любимой ученицы, аккредитованные журналисты... Плюс неизбежный Поттер со своей Уизли. Каким образом рыжему семейству удавалось получать самые лакомые куски от жизненного пирога, оставалось загадкой.

Для Анатоля Абраксаса потребовалась машина с шофером-сквибом, чтобы
возить из Мэнора в частную маггловскую школу, репетитор, нянька
(пришлось отдать Твиззл — у нее был самый большой опыт), специальные
зелья, адаптированные для магглов. Прошлой весной Драко купил
немагическое поместье и нанял штат маггловской прислуги, чтобы ребенку
было, куда пригласить на лето школьных друзей. Пока в поместье,
расположенном примерно посередине между Малфой-Мэнором и Лондоном, жили родители Грейнджер («бабушка и дедушка», в понимании мальчика), но скоро юный Анатоль Абраксас подрастет, и Драко не собирался ни терпеть его маггловских однокашников в Малфой-Мэноре, ни следить за тем, чтобы те не поняли, насколько все вокруг пропитано волшебством.

Знать бы заранее, что растить немагического ребенка так сложно!

Если бы не грандиозный скандал, который Гермиона устроила ему из-за Твиззл, следившей за ней в новогоднюю ночь, он договорился бы о более выгодных для себя условиях касательно этого мальчика. Можно было подбросить его какой-нибудь маггловской семье. Зачаровать память, чтобы они считали, что это их ребенок...
Но сначала Гермиона ругалась на него, потом Твиззл колотилась головой о камин, потом Драко пытался выяснить, за какие именно места Грейнджер позволяла себя трогать Поттеру, потом Гермиона припомнила ему Панси и разъярилась, обнаружив, что Драко сам не уверен в том, было или не было у него с Паркинсон что-нибудь в праздничную ночь (чертова Панси. Какого тролля они с Блейзом улеглись в его постель?). Потом Драко вызвал Типпи, и та подтвердила его алиби («Хозяин спал, а гости разговаривали друг с другом, мисс!Хозяин был очень уставший, мисс!»), после чего они упоенно мирились, отправив Типпи кормить мальчика обедом... и к вечеру Драко пребывал в таком благодушном состоянии, что разрешил бы поселить в своей спальне соплохвоста.

**

Давно ушла Джинни, откланялся подходивший после нее Блейз. Кафе понемногу пустело. Гермиона заказала третью чашку кофе. В Малфой-Мэноре ей порой не хватало одиночества.
Она тронула обручальное кольцо, теплым ободком сиявшее на пальце.
Драко, прекрасный принц...
Если бы можно было оторвать его от его богатства, от родителей и родословной, от волшебного поместья, от все этой тяжести, давившей на нее, словно километровая толща воды! Иногда ей хотелось назад в маленькую квартирку, которую она снимала после школы.

Глядя задумчивым взглядом в стену, Гермиона ясно представила, как могло все быть, не отправься она три года назад в Москву.

Лет через двенадцать - пятнадцать они с Роном стояли бы на перроне, провожая детей в Хогвартс, - их рыжих, кареглазых детей. Девочку и мальчика. С обычными английскими именами. Разумеется, она не позволила бы Рону назвать сына чем-нибудь вроде «Скорпиуса». Только Драко способен настолько размягчить ей мозги! Она порозовела, вспомнив примененные им аргументы.
Рядом стояли бы Гарри с Джинни. Никто бы не отворачивался. Никакой неловкости, никаких «сегодня у нас будет Рон, может быть, ты зайдешь завтра?»
Хотя, скорее всего, КТО-ТО и отворачивался бы: Малфой...если бы они встретили его там. Стоял бы с прямой осанкой, с этим своим презрительным видом, под руку с белобрысой Асторией. И с ними - маленький светленький Скорпиус, уж, конечно, не шатен с серыми глазами, как настоящий Скорпи. Если бы на том жизненном распутье она свернула в другую сторону...

Драко никогда не обнимал бы ее по ночам. У нее не захватывало бы дыхания при виде того, с какой рассеяной, не сознающей себя грацией он движется ей навстречу по громадному каминному залу, по углам которого, казалось, до сих пор таились тени Беллатрикс и Фенрира.
Они не сидели бы в библиотеке Малфой - Мэнора, склонившись над одной книгой. В темноте Ковент-Гардена он не стискивал бы ее ладонь сильными тонкими пальцами.

Не щурил бы серые, как осенняя Темза, глаза, будучи недоволен ее поздними возвращениями, не кривил раздраженно тонкие розовые губы. Анатоль остался бы в детском доме. Она никогда не услышала бы про него.

Ложечка выскользнула из руки и со звоном упала на пол.
Гермиона вздрогнула.

Никогда не знаешь, какого себя потерял с другой стороны перекрестка.

Никогда не проверишь.

Она вновь тронула обручальное кольцо и улыбнулась.

Как вышло, так вышло.
Пора домой.

**

Семилетний черноволосый мальчик висел на покрытом странными плодами
дереве вниз головой, весело хохоча в ответ на жалобы суетящегося внизу
домового эльфа.
- Мистер Анатоль, сэр, вы должны слезть!
-Я не упаду, Твиззл!! Смотри, как я умею! Смотри! Твиззл! Ты смотришь?!!
-Это любимое дрозовое дерево мадам Нарциссы, мистер Анатоль! Плохой эльф не может уследить за ребенком! Не может уследить за деревом!
- Твиззл, лезь сюда! Смотри, как я сейчас прыгну!! Зачем ты меня поймала, я бы сам спрыгнул! Плохой эльф!

Раздосадованный мальчик изо всех сил пихнул домовуху. Эльфийка отлетела в клумбу с вечноцветущими маргаритками, откуда выбежало вспугнутое стадо миниатюрных жирафов.

- Мистер Анатоль, сэр, я вынуждена наказать вас! Твиззл обязана все рассказать мадам Гермионе и мистеру Драко! Вас оставят без сладкого!

- Ну Твиззл, пожалуйста, только не маме, я же случайно! Я не хотел тебя так сильно пихать... ты сама виновата! Ты слишком легкая! Твиззл! Ну ладно, тогда после ужина принесешь мне пирожные в кровать, хорошо? Чтобы никто не видел?

Мальчик обнял домовуху и звонко чмокнул ее в морщинистую щеку. Та скорбно пошевелила ушами.
- Твиззл постарается, мистер Анатоль, сэр. Мадам Гермиона что-то подозревает. Мадам говорит, что Твиззл растит очередное чудовище, сэр.


**

Рон аппарировал домой с работы, привычно похвалил мамин обед, стараясь
выглядеть максимально удовлетворенным, и поднялся наверх. Весь второй
этаж «Норы» принадлежал теперь ему. Последнему из детей Уизли,
оставшемуся жить с родителями. Он немного почитал «шахмагтный вестник», расставил шахматы и воровато оглянулся на дверь.
Достал из стола альбом с фотографиями.

Она улыбалась и махала ему рукой. Даже если чувства людей изменяются, на фото они остаются такими же, какими были в момент съемки. Именно так он всегда представлял счастье: возвращаться домой с работы и рассказывать о прошедшем дне Гермионе. День за днем, год за годом. Та холеная, роскошно одетая женщина, что несколько раз ловила его с виноватым лицом в коридорах Министерства, была не настоящей. ЭТА — была той, которую он помнил и любил.

И пусть Гермиона на фотографии не могла его слышать, Рону почти хватало того, что она смотрит на него с ласковым беспокойством и нежностью. Он откашлялся.
- Сегодня был довольно скучный день, - начал он.


**

Драко вновь подошел к окну. Анатоль Абраксас парил в воздухе наподобие летучих огней, поддерживаемый магией эльфов. Ушастые создания бросили украшать сад и с готовностью развлекали мелкого паршивца. Нарцисса стояла на тропинке, держа за руку маленького Скорпиуса, с восторгом наблюдавшего за общей суетой.

Нет, ну какой же все-таки бардак.

И куда делась Гермиона? Знает ведь, что его бесит, когда ее нет слишком долго!


Fin

**

Комментарии и рецензии было бы здорово получить!

@темы: Драко Малфой на краю Ойкумены, Фанфики

   

Драмиона

главная