AnarhystkA
Анархия - мать порядка
Название: Драко Малфой на краю Ойкумены

Автор: Фигвайза

Рейтинг: R

Содержание: Пост-Хогвартс, Москва-Англия,педагогический эксперимент Артура Уизли над Драко Малфоем. Люциус умирает с тоски в Азкабане, Джинни готова на все, лишь бы Гарри остался с ней, Гермиона находит, а Рон теряет самое дорогое.

Отказ от прав: "Все персонажи, кроме некоторых вспомогательных, принадлежат Д.Роулинг. Ни на что не претендую, никакой коммерческой выгоды не преследую. Играю в литературное Лего."

Ссылка: snapetales.com

Примечание: Текст не бечен, все предложения по редактированию - к автору фанфика. Фанфик состоит из 30 глав

Глава 7

Владик?
От тревоги в голосе жены он проснулся моментально, сел в кровати, готовый действовать.
- Мне не нравится, как она спит. Она как-то странно дышит. И лоб холодный. Влад, я ее потрогала, а она не просыпается...

Он молча нашаривал ногами тапки. Вечно она паникует. Вечно носится с этим ребенком, как курица с яйцом, не замечая, что дочери давно пора вырасти! Тут этот дефолт, ЦБ наезжает, банк трещит по швам — проблем, короче, по горло, врагу не пожелаешь. Пашешь, как папа Карло, вопросы решаешь до посинения, уматываешься за день в ноль.
- Я в скорую позвонила, сказали, сейчас приедут.
А потом, бл*дь, приходишь домой, а там ВСЕ ЕЩЕ ХУЖЕ! Урою этого подонка с придурошной кличкой и бетоном сверху закатаю. Марки М-500, не меньше!

**

- Рон, - голова Джорджа торчала в камине, - ты ведь сегодня на холостом
положении?
Рон улыбнулся и отрицательно покачал головой.
- С тобой и твоими друзьями я больше ни в какой клуб не пойду.
Рядом с Джорджем появилась ухмыляющаяся голова Ли Джордана.
- Ронни, не будь таким приличным! Хочешь провести весь вечер, играя сам
с собой в шахматы?
- Братишка, идут последние свободные дни твоей жизни!
- Спасибо, - хмыкнул Рон, - с меня хватило того раза. В жопу такую
свободу. То есть, я хотел сказать.. ччерт, вы меня поняли.

Ли с Джоржем паскудно заржали.

- Пить надо было меньше! Клаус всего лишь изучал..
- определял...
- нащупывал, Джордж, правильное слово — нащупывал!
- Точно! Клаус НАЩУПЫВАЛ границы твоих сексуальных норм!
- Я бы оттащил его, но мне показалось, что тебе нравится.
- Джордж, тролль вас задери! Проваливайте из моего камина!
- Если передумаешь, братишка, мы в «Клыке вампира». Кстати, обещалась быть почти вся женская сборная по синхронному лету. Если тебя не интересуют девушки, приходи посмотреть хотя бы на метлы!
-Ты бы видел, друг, там такая полировка! Такие обводы!

Все с тем же подлым хихиканьем друзья исчезли в потоке зеленых искр.
С тех пор, как погиб Фред, Джордж ни вечера не провел дома.

**

- Только не начинай читать мне мораль. Я не знаю, почему я на тебя набросился. И не знаю, почему ты мне это позволила.

Драко успел одеться и теперь стоял у окна, мрачно водя пальцем по стеклу. Гермиона пожала плечами.

Не такой уж сложный вопрос, почему ты вдруг кинулся ко мне с объятиями. Ты бы сейчас и на плаксу Миртл набросился, и Филча стал бы целовать, как родного. Это называется — попала в «окно контакта». Просто совпало. Твоя тоска и мои губы. Ты же и в обморок упал не из-за того, что именно Я появилась, а потому, что хоть КТО-ТО появился из родного мира. Так что, кто кем воспользовался и кто перед кем должен извиняться, большой вопрос.

- Ты бы сейчас набросился на кого угодно из наших. Обычная ностальгия.

Драко хмыкнул.
-Не уверен, Грейнджер, хотя попытка засчитывается. Можно спросить, почему ты была так... отзывчива?
Девушка покраснела, но не отвела взгляда.
- Понятия не имею, Малфой. Кажется, мне захотелось проверить... все эти слухи.
- А. Смешно. И как? Если что, прошу учесть, что я сейчас не в самой лучшей форме. Два месяца в Азкабане, почти четыре в Москве... Честное слово, Грейнджер, ты должна дать мне вторую попытку. Я просто несколько... растренировался.

Этот день никогда не кончится.

- Ради Мерлина, Малфой, перестань скрипеть пальцами по стеклу!! Ты понимаешь, как я устала? Я почти не спала перед отъездом, выслушала часовой инструктаж в Министерстве, торчала в транзитном каминном узле в Болгарии, добиралась на метро в твой Университет, потом искала тебя по всем этажам и наблюдала твои обмороки! А потом ты ел и три часа мылся вместо того, чтобы просто рассказать о своих делах и оставить меня в покое!!

 Могу ответить по пунктам:
Не я не давал тебе спать ночью.
В Министерстве всегда работали идиоты.
У тебя, кажется, был какой-то болгарин?
Надо было взять такси.
И я предлагал тебе войти и выслушать мои рассказы в ванной.

Гермиона сжала голову руками. Все, не могу больше с ним препираться. И я знаю, что сейчас сделаю.
-Малфой, - устало сказала она, - если ты согласишься выпить зелье без сновидений, то можешь лечь спать вон на той кровати. Утро вечера мудренее.

Драко молча кивнул.

Гриффиндорцы все-таки до идиотизма гуманны. Я думал, она либо выставит меня на улицу, либо заступефает и бросит до утра в угол, чтобы не мешался. Мммм. Как же я люблю все это. Зелья, летающие метлы, чары.. простое, родное, понятное!!! Я бы сейчас и костерост с радостью выпил. Еще бы уговорить ее почистить одежду. Так неприятно после ванны оказаться снова в старом.
- Грейнджер, напомни мне завтра попросить у тебя тазик, - пробормотал
он, проваливаясь в глубокую мягкую темноту.

**

Неприметного вида парень позвонил в дверь Влада в семь тридцать утра, получил какие-то инструкции и уехал. Ника после ночных волнений с промыванием желудка, капельницами и уколами все еще спала в своей комнате. Рядом с ней на раскладном диванчике прикорнула нанятая Владом медсестра.

В восемь пятнадцать неприметного вида парень болтался около входа во 2-ой гуманитарный корпус МГУ, наблюдая за студентами. Около половины девятого его можно было заметить неподалеку от учебной части, где он рассматривал расписание занятий и флиртовал с черноволосой девушкой из деканата. Дальнейшие его передвижения в тот день остались тайной.

**

Это было лучшее утро за.. ну, за последние-то полгода точно! Грейнджер обеспечила его великолепным континентальным завтраком. Тосты со сливочным маслом, клубничный джем, яблочный джем, круассаны, мед, крепкий кофе со сливками и сахаром.... Будь благословенны пятизвездочные отели и мантии-невидимки.
Будь благословенны заклятия отвлечения внимания, с помощью которых Грейнджер смогла жить в пустующем президентском номере, надолго позабытом горничными и службой резерва.
 От этого никому не хуже, — ответила девушка, когда он спросил ее, - ближайший заказ на этот номер - через неделю, а к тому моменту освободится люкс этажом ниже. Я просто заполняю собой пустые места.
- Не ожидал от тебя склонности к роскоши.
- Малфой, я все-таки не на помойке выросла. Магглы-стоматологи, между прочим, неплохо обеспечены.
-Кто такие магглы-стоматологи?
-Мои родители. Я грязнокровка, помнишь?

То есть — как? Она из богатой семьи? Эти СТОМАТОЛОГИ — они вроде Малфоев, только магглы? Мерлиновы яйца!! Мне придется заново отстраивать всю картину мира. Всегда почему-то думал, что она выросла в такой же нищете, как Уизли. Это казалось естественным для.. ну да, для грязнокровки....Хотя она-то никогда не ходила в обносках... и книг ей каждый год покупали на несколько сотен галлеонов. Что ж она одевалась-то тогда так скромно?!
- Сколько у вас миллионов?

Гермиона рассмеялась.
- Не НАСТОЛЬКО богатой, Малфой, успокойся.

Просто гора с плеч. Хоть какая-то фора. А в глазах у нее снова маленький огонек светится.
И смотрит она на меня не как на слизняка, а как-то... блин!! по-матерински, что ли?!
Нет уж, ТАКОГО позора я допустить не могу.

Плавным кошачьим движением Малфой приподнялся с кресла, наклонился над
столом...

за джемом тянется? Так я бы передала...

обхватил обеими руками голову Гермионы и

и «запечатлел на моих губах пламенный поцелуй», как пишут в тех романчиках, что любит читать Джинни. Потом сел на место и облизнулся, как кот, наевшийся сметаны. Наглый, как... как Малфой!!

Вот так, дорогая заучка. Малфои не выносят жалости. И нечего было смотреть на меня, словно на голодающего ребенка. Куда это она тянется? О, вот ЭТО выражение лица материнским точно не назовешь!!
Бац!! Зазвенело в ушах! Начинаю привыкать. Хорошо хоть, она колец не носит.

Жаль, что все так сложилось. Жаль, что на этом все кончится. Ты уедешь и выйдешь замуж за своего Уизли, а я останусь в этой серости — ждать решения Министерства...Дурацкая у нас семейка, Люциус, и планы у тебя были дурацкие. Все могло бы быть куда проще и веселее... или не могло, черт, не знаю.
Ладно, лучше закончить самому. Опять она глазами сверкает.

- Грейнджер, не пожирай меня взглядом, мне учится пора. Сессия через три недели. Не хочу, чтобы какой-нибудь маггл сдал лучше меня. Или сюда, полетели.

Она смотрела на него, о чем-то раздумывая. Потом улыбнулась:
-Ты же мне так ничего и не рассказал, Малфой.

Драко почувствовал, как его сердце сделало радостный кульбит. Всеми силами удерживая на лице равнодушное выражение, он ответил, лениво растягивая слога:
- Ну-у е-еслии тыы настааиваешь, Греейнджеер, можешь забраать меня часоов в шесть из факультетской библиотееки. Идет?

Все-таки он ужасно на кота похож, подумала Гермиона. Вроде бы и жалкий, а все равно наглый.

С максимально хладнокровным видом она подошла к юноше, накинула на обоих мантию и аппарировала в единственное место на экономическом факультете, которое смогла себе хорошо представить.

В женский туалет на первом этаже Второго гуманитарного корпуса.
Слава богу, уроки уже начались, и там было пусто.

Драко, слегка обалдев, огляделся по сторонам. Гермиона уже успела аппарировать обратно в отель, и теперь он стоял один в.... в неизвестном туалете? Драко подошел к зеркалу, убедился, что выглядит так же ужасно, как и во все эти месяцы, и раздраженно вышел наружу.

Неприметный парень, куривший на сачке, откуда просматривался весь
коридор первого этажа, проводил его внимательным взглядом.

Глава 8

Прогноз погоды.
Во вторник, 10 декабря, в Москве ожидается переменно-облачная погода, временами снегопад, на дорогах гололедица, сугробы, толпы народа, мрак и ужас.

**

Экономическая теория.
Мировая экономика и МЭО.
Основы аудита.
Налоги и налогообложение.
Международные валютно-кредитные и финансовые отношения.
Денежно-кредитное регулирование.
Правовое регулирование банковских и валютных отношений.
Организация деятельности коммерческого банка. Банковское дело в России.
Рынок ценных бумаг и биржевое дело.

Невероятно, до какой степени магглы умудрились запутать свои дела! И ведь это они еще не знают о некоторых дополнительных причинах «финансовых кризисов», бедняги... таких, например, как магические войны.

Драко полез в карман за мобильником- узнать, сколько времени. Бесполезная в целом вещь в основном служила ему будильником. Телефон оказался выключенным.

Это когда я вчера впопыхах жал на все кнопки подряд. Ничего, я знаю, как включить эту штуку. Не так уж и плохо я тут справляюсь, на самом-то деле.

Втайне гордясь собой, Драко нажал на кнопку на боковой панели, и телефон ожил. До назначенной встречи оставался целый час.

За окном, как всегда, темно... к тому же метет вовсю — ничего не видать, кроме кружащих в свете фонаря снежинок. Как там, интересно, Грейнджер? На месте Уизли ни за что бы не пустил ее одну в этот город. Неважно, сколько у нее с собой зелий, охранных предметов и как хорошо она умеет заклинать, здесь слишком опасно. А у нее хватит мозгов лезть во все места, которые она сочтет интересными. Вот что прикажете делать, если она не явится в назначенный час? Искать ее самому или надеяться, что Министерство знает, что делает, и сумеет ее в случае чего спасти? В последнее верится с большим трудом.

Трубка вдруг пронзительно зазвенела, отчего окружающие студенты дружно подняли ошалевшие от чтения головы и хмуро воззрились на Драко, а сидевшая в углу за стойкой библиотекарша издала негодующее хмыканье и угрожающе приподнялась со стула. Юноша поспешно выключил телефон обратно.

Надо будет все же узнать, чего Ника от меня хочет. Репетиция же теперь только завтра... Ладно, пока нет шести, выйду из библиотеки и перезвоню.
Только вот дочитаю главу про монетарную политику федеральной резервной системы США. Интересно, гоблины изучают маггловскую экономику в школ.. а где они, кстати, учатся? Как-то никогда не задумывался.

**

Персиваль Уизли на секунду отвлекся от деловых бумаг и бросил довольный взгляд на зеленеющее Древо жизни Драко Малфоя. Он всегда был против украшения рабочих помещений цветами и прочей бесполезной чепухой, как делали другие сотрудники Министерства, но ведь это-то совсем другое! Это Важный зачарованный артефакт, переданный под его ответственность.
И к тому же нельзя отрицать, что кабинет с ним выглядит намного приятней.

**

Влад сидел в своем банке на Садовом кольце и с омерзением смотрел на чучело крокодила, подаренное сотрудниками на прошлогодний юбилей. Настроение было кошмарным.
ЦБ тянет с предоставлением кредита. Вкладчики составляют списки и устраивают пикеты! Бывшие соратники по бизнесу пытаются перехватить блокирующий пакет акций и явно покушаются на здание банка, которое, между прочим, является самым ценным активом из тех, что не удалось вывести из дела заранее.
К тому же он страшно не выспался ночью со всей этой суматохой с врачами.

Так что, когда жена сообщила, что дочь проснулась и позвонила своему парню, а тот сбросил звонок, из-за чего девица снова рыдает и останавливаться не собирается, Влад почувствовал, что его терпение лопнуло. Еще одну ночь, полную женских истерик, он не перенесет.

-Семен, — прорычал он в трубку, - возьми этого пацана и объясни ему МЯГКО, но так, чтобы он ПОНЯЛ, что с моей дочерью он обязан разговаривать по телефону ВСЕГДА, когда бы она не звонила!! Только следи, чтобы он был в состоянии потом ей перезвонить и извиниться.

Вот так.
Я тебя отучу трубки бросать!

**

Москва действительно оказалась страшно утомительным городом.
Вначале Гермиона посетила Кремль, поднялась на смотровую площадку на колокольне Ивана Великого, посмотрела на расстилавшийся внизу мегаполис. Края ему видно не было — у горизонта серые ряды домов сливались с быстро темнеющим небом. Кристалл определил отсутствие волшебства в видимых окрестностях, исключая слабые следы ее собственных аппарационных вспышек. Надо стараться поменьше применять магию, чтобы не засорять пространство.
Позже Гермиона несколько раз объехала кольцевую ветку метро, после чего стала исследовать длинные радиальные линии, выходящие далеко в спальные районы. Помимо полного отсутствия магии, кристалл показывал невероятную агрессивность окружающих людей. Внутри него даже возникло символическое изображение разъяренного соплохвоста.

Удивительно, как они живут-то здесь в этом постоянном нервном напряжении? И почему никто не проводил такие исследования раньше? Их же надо срочно спасать!
Потом, в Англии, можно будет сделать полноценную проекцию всех собранных кристаллом данных, составить цветные движущиеся диаграммы...вопрос взаимодействия магического и маггловского мира стоит того, чтобы заняться им всерьез.
Толстая женщина сделала шаг в сторону Гермионы и нарочно проехала сумкой на колесиках по ее ногам. Два молодых парня, проходя, сказали что-то настолько грубое, что магический кристалл тихо икнул и потом пару минут подбирал слова для перевода. Пожилой мужчина изо всех сил толкнул ее, буркнув «что застряла, кошелка?!»
Гермиона почувствовала, как ее губы расползаются в счастливой улыбке. Ее научная гипотеза блистательно подтверждалась на каждом шагу.

С таким сенсационным материалом ей почти наверняка удастся получить пару разворотов в ежемесячнике «Всемагическая структурность»! И, пожалуй, надо будет организовать что-нибудь... какое-нибудь Общество Поддержки, Исправления и Защиты демагизированных аномалий. Ну, что-нибудь в этом роде. Только стоит в этот раз лучше продумать название, чтобы не вышло, как с П.У.К.Н.И.

**

Служебная записка мистеру Артуру Уизли от мистера Персиваля Уизли.

Срочно

Сим сообщаю, что в 18.25 по Москве на Древе жизни ДМ пожелтели листья №№ 1444, 1445, и далее до 1600, листья №№ 2301-2390 и 2397, а цвет ствола стал на бледнее на 2 градуса по шкале Гиргольи Белорукой. Прошу сообщить, какие меры должны быть предприняты.

Служебная записка мистеру Персивалю Уизли от мистера Артура Уизли.

Пока его жизни ничего не угрожает. Будем наблюдать, не паникуй раньше
времени. На месте работает наш официальный представитель. Она разберется.

**

Без двух минут шесть, станция Таганская - кольцевая. Гермиона поискала глазами безлюдное место, чтобы незаметно аппарировать, и не нашла. Надо подниматься наверх.

**

Драко наконец оторвался от «Экономической теории», расставил книги по стеллажам и спустился вниз, собираясь посетить туалет, позвонить Нике и вернуться назад. В коридоре он прошел мимо неприметного парня, который ухмыльнулся и сделал слабый жест рукой — то ли собирался почесать ухо, но передумал, то ли поправить волосы.. впрочем, никто не обратил на него внимания. Драко уже мыл руки, когда в туалет зашли двое хмурого вида мужчин. Один встал у двери, второй подошел к недоумевающему юноше.
- Ну что, пацан, довыступался? Минуту внимания. Сейчас мы будем тебя учить.

Удар по ребрам. Удар в живот. Удар по ногам. Наступают ботинками на пальцы руки. Снова по ребрам. Если закрыть глаза, можно представить, что эта боль — от падения с метлы. А при падении с метлы самое главное, как учила мадам Хуч — это правильно сгруппироваться.
Я падаю с метлы. Во время матчей такое случается.
Может быть, они хотят меня похитить и потом требовать... требовать выкуп у мамы? Но как они узнали, кто я? Работают по чьему-то указанию? Кто мог знать, что я здесь? Да кто угодно. А если меня похитят, что скажет Министерство? Вдруг решат, что я подстроил это нарочно? Кто же стоит за этими придурками? Кто может желать Малфоям зла?
Тоже смешной вопрос.

Я снова и снова падаю с метлы. Квиддич - очень травматичный вид спорта.

Мужчина опускается на корточки и цедит, глядя тупыми глазами в лицо Драко:
- Когда тебе звонит девушка, надо отвечать ей вежливо! Отвечать вежливо
и радостно! ВСЕГДА! Понял? И чтоб трубки больше не бросал! ПОНЯЛ?

Я даже разозлиться на них толком не могу, настолько все бессмысленно.
Зачем избили? Какая девушка? Мне звонит только Ника, а с ней я всегда вежлив. Я вообще на редкость вежлив со всеми этим маггловскими созданиями. В Министерстве же будут изучать мыслив и «изменил ли я свое преступное отношение к магглам». Или это за то, что я не стал разговаривать с ней сегодня из библиотеки? Бред какой-то. Просто безумие. Ника прислала двух уродов..? Офелия? Такая нимфа, как она? Да нет, чушь.
Драко посмотрел на плоское злое лицо, по-прежнему маячившее с серьезным видом на уровне его головы, и закрыл глаза.
Идите вы к дементорам с вашими девушками, маггловскими проблемами и дебильными указаниями. Как мне все это надоело! Ненавижу этот год и этот город! Он сунул руку в карман, вынул мобильник и со всей силы бросил его в стену.

-Ты, что ли, НЕ ПОНЯЛ?!
Бах! А вот это больше напоминало удар взбесившегося бладжера.
Темнота.

**

Драко в библиотеке не оказалось, и Гермиона достала Следящую стрелу. (Если бы ей предложили выбирать название для этого предмета, она попросту назвала бы его компасом — только вместо севера стрелка всегда показывала на тот предмет или существо, на которое была зачарована). Не видя причин раньше времени укрываться мантией-невидимкой в наполненных студентами помещениях экономического факультета, девушка прошла по
коридору первого этажа - стрелка сияла все ярче, словно в игре «горячо-холодно».

А, он в мужском туалете. Придется подождать снаружи.

Из туалета вышли двое крепких мужчин, и в приоткрытую дверь она вдруг увидела лежащее на полу тело.

Спокойствие. Только спокойствие! Он просто в обмороке. Наверное, он теперь часто падает в обмороки. Как мог Артур Уизли отправить его сюда без запаса лекарственных зелий?!
Гермиона ринулась внутрь.

**

Неприметный парень кивнул мужчинам, вышедшим из туалета, бросил сигарету, и уже было привстал с корточек, чтобы подойти за отчетом, как заметил, что пышноволосая девушка с выражением ужаса на лице скользнула в мужской туалет. Дело становилось понятней и проще — похоже, у дочки босса есть соперница. Он решил рассмотреть ее лицо поближе. Отпустив движением руки бойцов на перекур, парень приоткрыл дверь туалета.

Он стоял посередине туалета и не мог вспомнить... что-то. Обычный человек отмахнулся бы от этого ощущения и занялся своими делами, но Семен не был обычным человеком. Его работой как раз и было — замечать всякие нестыковки. Он внимательно осмотрел туалет. Никого. Он помнил, как пошел за девушкой с пышными волосами. Как открыл дверь. И вот он стоял тут, в трех шагах от двери. И совершенно не помнил того, как сделал эти три шага. Это надо было обдумать.

Глава 9. В которой в игру вступает пуговица

Воздух пах чайными розами. Не открывая глаз, он прислушивался, как она тихо шепчет заклинания, осторожно прикасаясь к разным местам на его теле волшебной палочкой. Как обычно, воздействие лечебной магии вызывало ощущение опьянения, оно одновременно и усыпляло, и возбуждало. Грейнджер сняла с него рубашку и теперь возилась с правым боком, боль в котором понемногу утихала. Потом медленно провела палочкой вдоль рук, коснулась подбородка, отодвинула рукой волосы и на секунду низко наклонилась к нему, так что на он почувствовал щекой ее дыхание. Снова зашептала...голова закружилась сильнее, волны магии заливали его, словно прилив, делая почти невесомым тело. Она опять прошлась палочкой около ребер, тронула живот. На несколько секунд стало нестерпимо больно, и Драко не смог подавить стон.
Снова шепот и касания палочки.
Опьяняющее ощущение усиливалось. Край джинсов болезненно врезался в избитое место, и это сочетание вспыхивающей местами боли со стремительными потоками тепла, льющимися с ее палочки, завораживало.
Может быть, Поттер просто подсел на лечебную магию... и поэтому так часто доводил себя до санитарного крыла? Так надежно, так тепло.
Волнующе, приятно, словно паришь над кроватью после пары бокалов.. или, скорее, после бутылки доброго эльфийского шампанского. Хочется то ли петь, то ли стонать... стонать, наверное, правильней. Девушка тихо пробормотала что-то утешительное, и он почувствовал, как поток магии мягко растекся по животу, согревая и исцеляя. Потом она отодвинулась, вызвав ощущения брошенности. Прохладный комнатный воздух вместо тепла ее присутствия. Не открывая глаз, он чувствовал, что она рассматривает его, о чем-то размышляя. Такое впечатление, что в жилах вместо крови газировка.
И что теперь?
Грейнджер осторожно взялась за застежку на его джинсах.
Как интересно...

Малфой лежал на кровати в измятой и изорванной одежде и не подавал никаких признаков жизни. Словно сломанный рождественский ангел. На подбородке длинная ссадина, мягкие светлые волосы все в сгустках крови. Гермиона осторожно расстегнула на юноше рубашку. Правый бок представлял собой один огромный синяк, напоминавший очертаниями евразийский материк, причем Дальний Восток с Китаем уходили куда-то вниз, под джинсы.

Малфой есть Малфой. Даже среди совершенно чужих ему русских магглов он умудрился найти людей, желающих до смерти избить его в университетстком туалете! Начинаю думать, что некоторым представителям старых семей действительно не стоит выходить из магических кварталов. Во всяком случае, без телохранителей и волшебной палочки.

Сначала анестезирующее заклинание, потом заклинания заживления. Папа был прав, уговорив меня пройти двухмесячный курс медицинской помощи при Святом Мунго. Теперь проверить с помощью кристалла наличие внутренних повреждений... врачующее заклятие, направленное на ужасающую рану под волосами, выше правого уха. Может быть, перестаралась с силой заклятия, хватило бы и половины, но мне не нравится, как долго он не приходит в сознание. Лежит такой тихий, опустив ресницы...длиннющие, не хуже, чем у Парвати. Синяк на скуле. Вот тут еще синяк, и тут — настоящий кровоподтек, кожа наполовину содрана. Тонкая кожа, гладкая, будто шелковая. Ни одной... ни одной веснушки.
Плечи худые, но уже не такие узкие, как раньше. Правая ключица сломана.
Бок представляет собой кровавое месиво. Впалый живот. Крови нет, но есть грязь, словно от удара ботинком. И мелкие синяки. Значит, сюда его тоже били. Юноша бессознательно застонал.
Вернусь домой — запишусь в Мунго на полугодовые курсы.

Ногам, судя по состоянию джинсов, тоже немало досталось, и Гермиона засомневалась, что делать дальше. С одной стороны — раздевать Малфоя! Даже звучит похабно. Словно эротическая мечта хогвартовских учениц, с 4-го по 7-ой курс примерно. Нечто такое, за что Панси ее точно убила бы. А вот Рон, может быть, понял бы всю чистоту ее намерений. Хотя, если лучше подумать... вряд ли. Даже отсюда Гермиона легко могла увидеть мучительно нахмуренные рыжие брови и выражение крайнего недоумения на его лице:
- Почему было не бросить хорька мучиться? Хватит с него того, что ты вылечила ему голову и тело! Ноги — это не смертельно. Герм!! Обязательно было стаскивать с него джинсы?!

Вот Гарри бы понял, что Гермиона ненавидит бросать начатое дело на полпути! Гарри и сам такой же: не остановится, пока не доведет дело до конца. Если бы он сейчас был тут, то просто пожал бы плечами и снял бы с Малфоя джинсы, чтобы вылечить раны на ногах. Потому что если уж лечение начато, надо лечить все, и не раздумывать. Ей просто неприятно бросить Малфоя исцеленным наполовину. Это все равно, что идти на экзамен, выучив только половину билетов. Или почистить зубной нитью только половину зубов.
Это НЕПРАВИЛЬНО.
Мадам Помфри всегда раздевала пациентов без вопросов и сомнений.
Решив, что сейчас она представляет собой врача, а лежащий без сознания
Драко — типичный больной, Гермиона решительно взялась за застежку брюк.

Сначала расстегну пуговицу, потом молнию. Потом приподниму заклинанием и аккуратно стащу джинсы. Пройдусь заклятиями по синякам и укрою до утра одеялом. Однако раздеть Малфоя оказалось не так-то легко. Как он только в них влезает? Одной рукой расстегнуть пуговицу на ширинке не удалось, и Гермиона подвинулась ближе, стала теребить ее двумя руками. Пуговица выскальзывала из рук и казалась слишком крупной для своего проема.
Вздохнув, девушка наклонилась ниже, откинула назад упавшие волосы. Пригляделась. Похоже, пуговица зацепилась за какую-то выбившуюся из ткани нитку. Когда ту удалось оборвать, пуговица наконец подалась и вылезла из проема, в котором плотно сидела до этого. Гермиона осторожно потянула вниз молнию. В ту же секунду ее рука была остановлена сильными пальцами, и Малфой прошептал хриплым голосом:
- Это было нереально круто, Грейнджер.
Он смотрел на нее из-под ресниц, улыбаясь какой-то пьяной улыбкой.

Мерлиновы яйца, как она расстегивала эту пуговицу... Казалось, он расплавится прямо там, под ее пальцами, а уж когда она наклонилась, и густые волосы упали на его голый живот... а потом он на секунду почувствовал ее дыхание, когда она сердито вздохнула... он окаменел во всех смыслах сразу. Еще один сердитый вздох, щекотнувший кожу живота.
«Ничего не получается».
И она была так сосредоточенна, так серьезна! Так старательна! Опустив ресницы, он смотрел на ее склоненную голову и боролся с желанием расстегнуть чертову пуговицу самому, стянуть штаны, а потом прижать кудрявую голову к себе. Голова кружилась, словно кровать уносило водоворотом. Она ничего не замечала. Куда там! Была занята исключительно пуговицей. У него определенно появилось новое лучшее эротическое воспоминание.
Но терпеть дальше было невозможно. Он и так искусал всю нижнюю губу. Грейнджер наконец справилась с пуговицей и потянула вниз молнию. Сейчас она поймет.
Она также склоняется к этому придурку Уизли? Непонятная боль при этой мысли дала ему силы двинуть рукой, останавливая ее пальцы.
Грейнджер замерла, как мышонок, пойманный за воровством сыра на кухне.

Малфой крепко держал ее пальцы. Палочка осталась лежать около кровати,
куда она ее бросила, занявшись проклятой пуговицей. И что теперь?

Головокружение. Грейнджер явно перестаралась с лечебной магией — он чувствует себя так, словно опрокинул немалую порцию огневиски. Свет настольной лампы позади нее подсвечивает густые волосы, глаза остаются в тени. Горят ли они, как обычно? Опьянение мешает рассмотреть, все вокруг слишком нечеткое. Девушка пытается сдержать дыхание, не удерживается и резко вздыхает, отчего его взгляд приковывается к ее груди.

Малфой уставился на нее с совершенно ополоумевшим видом. Потом прошептал:
-Иди сюда.

И быстро перехватил руку у локтя, рванул к себе, так что голова Гермионы уткнулась ему в грудь. Похоже, лечение дало побочный эффект. Она в руках пьяного развратного слизеринца!
Раньше, чем девушка успела отстраниться, Драко снова обхватил ее и протащил выше…проволок по своему телу.
Шалые серые глаза смотрят вплотную. Зрачки расширены. Все-таки это оказалось неправильной идеей — раздевать Малфоя.

Грейнджер опять затихла. Очень хочется опрокинуть ее на спину и навалиться сверху.

Что делать? Вырываться? Она осторожно шевельнулась и тут же об этом пожалела. Его тело прижалось к ней самым недвусмысленным образом, а руки еще сильнее обхватили плечи.

Ладно. Будем действовать убеждением. Любого можно убедить в своей правоте, надо только хорошо подобрать слова! Гермиона подняла голову от его груди и нахмурила брови. Сказала строгим голосом, стараясь, чтобы фраза прозвучала как можно внушительней:

- Никаких поцелуев, Малфой! Даже не думай!! Ты болен!

С тихим пьяным смехом он присосался к ее губам. Как он смеет? Он вообще слушает, что ему говорят?! Он может хоть на минуту перестать двигать этим своим языком и ПРОСТО ОБСУДИТЬ СИТУАЦИЮ СПОКОЙНО?!

Определенно, Грейнджер сведет меня с ума этими огненными взглядами! Аж трясется от возмущения... или не от возмущения? В общем, трясется. И целует в ответ. Так, что губы плавятся.

Похоже, дорогая заучка, болен здесь не только я.

Глава 10

Пацан-то оказался бешеным. Кидался дорогостоящими мобильниками, к просьбам прислушиваться отказался. Влад развалился на заднем сидении служебного «мерседеса», рассеяно глядя сквозь затонированные стекла на хлопья падающего снега, и размышлял, что сказать дочери. Семен уверил его, что после сегодняшней «беседы» парень минимум неделю в университете появиться не сможет. По понятиям семеновских бойцов, они с ним действительно обошлись мягко — не убили, рук-ног не переломали. Но на душе у Влада все равно было неспокойно. Владелец двух банков, половины завода, нескольких газет и несчетного числа мутных контор, в основном занимавшися обналичкой и переводов денег в оффшоры, откровенно боялся родной дочери.

Если Ника узнает, как папины люди поговорили с ее любимым, вчерашняя истерика покажется им с женой детсадовским утренником... Влад десять раз успел пожалеть, что поддался минутному раздражению и велел ребятам перейти от наблюдения к активным действиям. Завтра дочь кинется в университет, а ублюдка нету!
Кто виноват? Что делать?
Виноват, конечно, сам ублюдок.
Если бы он не спровоцировал бойцов, отделался бы парой синяков.
А вот что теперь делать — неясно.
И Семен что-то темнит, отвечает уклончиво, просит дать время на дальнейшие наблюдения. С каких это пор 18-летние подростки требуют дополнительного изучения?!
А как было хорошо, пока дочка была маленькой!
Купишь новую Барби — и целый день радости ребенку обеспечен!
Зачем они только вырастают..?

**

Гиппогриф тебя разорви, Грейнджер, почему всегда надо все усложнять? Разве у нас плохо получается? Превозмогая головокружение, Драко оторвал голову от кровати и потянулся за ускользающими губами. Так хорошо было, так... горячо. Зачем все портить? Он попытался сесть на кровати, прижать девушку к себе. Чертова кровать нырнула, и руки поймали пустоту. Куда она ушла?! На секунду отпустил, и вот... ненавижу гриффов! Ну что ей опять не так?! Ведь только что была в руках, целовала с такой силой, что губы болели...я что, все испортил? Комната кружится перед глазами, словно танцует танго.
Грейнджер, прости меня, вернись! Все слишком в дыму... эта чертова комната расплывается перед глазами. Клянусь, я докажу... я все исправлю, только дай мне возможность! Не покидай. Дай мне еще один шанс! Дай мне, Грейнджер.
Кровать снова совершила кульбит. И сердце тоже. Неужели Уизли делает это лучше? Дементор бы его забрал, всегда терпеть не мог эту рыжую скотину! И когда эта гребаная комната перестанет кувыркаться?

-Пей.
Одной рукой она вытирает мокрые глаза, второй протягивает ему какую-то дрянь в фиале.
-Что это?
-Лекарство.

Нет уж. Не буду лечиться, если ты не будешь меня целовать. Ты должна вернуться в мои объятия. Ты теплая. Иди сюда. И хватит заливать меня слезами, я еще не умер.

Малфой промычал что-то отрицательное. Попытался взмахнуть руками. Зрачки расширены, прядь волос упала на лицо. Вид обиженный донельзя. Словно ребенок, у которого отбирают игрушку. Избалованный наследный принц.
-Грейнджер...Ненавижу гриффиндорцев...
-Пей.
-Поцелуй, тогда выпью.
-Тшш. Обещаю. Я поцелую тебя, как только ты это выпьешь. Честное слово.
-Обещаешь? Сразу?
-Да. Сразу.

Ну вот давно бы так! Музыка в голове становится громче.

Драко расслабленно улыбается, нежно проводит рукой по ее мокрым щекам, шепчет:
-Тогда согласен...но смотри — ты обещала!
И с блаженным видом выпивает все зелье одним глотком. Через секунду серые глаза закрываются, и рука, схватившая фиал, расслабленно падает вниз. Пьяная бестолочь.
Теперь будешь спать до утра.

Гермиона склонилась к спящему юноше.

Я всегда выполняю данные обещания. Дыхание у него тихое, а губы мягкие и расслабленные. Спит весь, до последней волосинки на теле. Спит и не чувствует. В губы, в нос, в щеки,
в подбородок, в шею, в уши...

Гермиона оторвалась, почувствовав, что снова начинает задыхаться.

Это невозможно. Совершенно недопустимо. На секунду ей до боли захотелось, чтобы рядом оказался Гарри. Просто посидеть с ним, почувствовать ту огромную внутреннюю силу, которая переполняет его, согревая всех вокруг, давая защиту каждому, кто за ней обратится. Знал бы он, что я вытворяю в этом чужом сером городе на самом краю обитаемого
мира! И винить в этом приходится только себя. Малфой-то ни чем не виноват, он
просто делает то, что привык, не задаваясь вопросами морали или уместности. Видит девушку, хочет девушку, целует девушку.

Наверняка он предпочел бы Панси, но в ее отсутствие сгодится и нудная Грейнджер. Ведь такие понятия, как «нравственность» или «верность» Малфоям недоступны. А то, что Грейнджер растекается в его объятиях, словно плавящийся воск, вероятно, придает всему приключению забавную остроту. Сегодня он должен был все понять окончательно. Одна надежда, что он был слишком опьянен, чтобы запомнить...если бы еще я сама могла забыть!
Так стыдно мне не было с того дня, когда я наполовину превратила себя в кошку на втором курсе. И все равно удержаться невозможно. Последний раз. Никто не узнает.
Гермиона провела пальцем по его губам.

Удивительно четкий рисунок.. поправила волосы, упавшие на закрытые глаза. Безвредный сонный Малфой... смешно. Малфой никогда не бывает безвредным. То, как я себя чувствую, глядя на него — лишнее тому доказательство.

Хочу к Рону. Хочу, чтобы он обнял меня и все было по-прежнему. Так, как надо. Чтобы все были счастливы. Чтобы все снова стало просто и правильно. Я не позволю этому безумию продолжаться.

**

Что вчера было? Драко осторожно перевернулся на бок, чтобы можно было разглядывать спящую на противоположной кровати девушку. Он довольно четко помнил, как сидел в библиотеке и ждал Грейнджер, а потом вышел в туалет и оказался избит двумя великовозрастными ублюдками. Сколько можно судить, Грейнджер вылечила все раны, потому что сейчас он чувствовал себя едва ли не лучше, чем вчерашним утром.

Он вспомнил, как она шептала над ним заклятия, и магия разливалась по его телу теплым опьяняющим потоком. Потом... потом он целовал ее. Совершенно точно. Его губы до сих пор
ощущали ее кожу. Драко улыбнулся, вспомнив, как Грейнджер целовала его в ответ. И тут же нахмурился. Великий Мерлин, что дальше-то случилось?!
Насколько он помнил, они лежали вдвоем вот на этой самой кровати и целовались так, что зубам было больно. И что?
Поверить не могу. Я вырубился на самом интересном месте?
О Мерлин, пожалуйста, нет! Только не это!
Что она обо мне подумала?
Или все-таки мы.... помню, как собирался опрокинуть ее вниз и .. и вроде бы отпустил ее плечи и сунул руку под юбку... ноги были такими горячими и гладкими, рука поднималась выше, Грейнджер что-то сказала, попыталась вырваться... а дальше? Дальше мы летели на метлах над квиддичным полем, откуда-то возник Поттер, и я пытался поймать снитч, который все время превращался то в Грейнджер, то в волшебную палочку. Потом Уизли ухватил меня за метлу и пытался сбросить, и мы с ним все кружились и кружились,
а Грейнджер сверкала глазами и требовала, чтобы я перестал... разбудить ее и спросить, как далеко мы вчера зашли? Почему-то это не кажется хорошей идеей.
Джинсы на мне расстегнуты.
Но не сняты. Но расстегнуты...
Ох, я, кажется, вспоминаю, как она их расстегивала...
Так, об этом сейчас лучше не думать.

Драко осторожно встал с кровати и отправился умываться.
Когда он вернулся в комнату, девушка все еще спала.

Приятно видеть, какая она помятая. Заучка Грейнджер, золотая гриффиндорская староста, лучшая подруга Сбывшейся Надежды Магического Мира, спит тут...лицо серьезное, веки сомкнуты, губы припухли...руки сложены под щекой, как у младшекурсницы... а на шее — засос, поставленный преступным слизеринским гаденышем. Красота...

**

Вчерашний день вспоминался Нике одним темным расплывчатым пятном. После того, как она заела успокоительным выпитую водку, родители решили, что дочь планирует самоубийство, и весь вторник дома продежурила медсестра.

Еле-еле удалось убедить мать, что развитая той из-за одной таблетки тазепама бурная деятельность с вызовом скорой помощи и прочим была очень преувеличенной реакцией.
Мать смотрела с сомнением, но медсестру все же рассчитала. Правда, не раньше, чем та вколола Нике очередной укол успокоительного, благодаря которому Ника снова уснула в семь часов вечера — проснувшись только за два часа до этого - и проспала до утра. Зато выспалась. И, действительно, успокоилась. Теперь ей даже казалось странным, что она
так распсиховалась. Она ехала в институт в приподнятом настроении. Немного нервничала, но не больше обычного. Скоро она увидит Драко, и он ей все объяснит. И даже если не сможет объяснить — она все равно все ему простит! Тем более, вечером предпоследняя репетиция, а в субботу премьера. Папа даже обещал прислать телевизионщиков. И вся страна увидит, как Драко говорит ей: «Леди, можно голову к вам на колени?»
И кладет голову к ней на колени! Ооо!!

**

Малфой, кажется, решил, что теперь ему все позволено. Проснулся утром и, не долго думая, полез целоваться. Так просто, словно они не были врагами все семь школьных лет! Словно не увиделись позавчера в первый раз со времен битвы за Хогвартс! Словно у него нет невесты, а у нее жениха. Некоторые люди совершенно не понимают значения слова «этика».

Гермиона поймала себя на желании со всей силы пнуть стену. Помешала шедшая перед ней по коридору горничная.

Она чуть было не позволила ему снова! Так дальше продолжаться не может. Нам надо... расстаться... глупо - мы и не встречались. Остаться друзьями? Только не в нашем случае.
Нам надо остаться врагами, Малфой.

**

Прекрасное утро! Грейнджер дала ему очередную пощечину.
Но, если честно, разве он этого совсем не ожидал, когда прилепился к ее сонным губам своими? Какие у нее были глаза! Полыхнуло так полыхнуло!

Моментально проснувшись, она слетела с кровати, ринулась в ванну, а потом надела мантию-невидимку и вылетела вон, кинув ему мрачно: «Поговорим за завтраком!»

Мммм... завтрак... может быть, где-нибудь между первой и второй чашкой кофе ему удастся выяснить точно, как далеко они вчера зашли? Просто, чтобы знать, с какого места продолжить.

Драко откинулся на стуле и с блаженной улыбкой воззрился на танцующие за окном снежинки. Прекрасное утро.

**

Неприметный парень перехватил Нику у входа. Кто-то из папиных сотрудников. Сказал, что все выяснил про Драко. Тот, оказывается, уехал на неделю к себе домой, навещать умирающую бабушку.

Так вот почему он так нервничал! У него семейные проблемы, а она навыдумывала себе бог весть что! Вот и объяснение, почему телефон сейчас находится вне зоны доступа. Она будет так ему сочувствовать, когда он вернется! Она так его утешит! Жаль только, что премьеру придется переносить.

**

Ушам своим не могу поверить. Что она несет? Она называет это «проблемой»?
Драко медленно поставил чашку обратно на стол.

**

Стыдно. Но нужно это сказать, чтобы выяснить все раз и навсегда. Сказать, пока все не стало еще хуже. Я люблю Рона. А это... физическое влечение.. на месте Малфоя мог оказаться кто угодно. Он просто все время застает меня врасплох! И мой проклятый темперамент берет надо мной верх. Меня удивляет другое. Почему я так уверена, что после того, как все
объясню, он не решится этим воспользоваться? Давно ли я стала верить в слизеринское благородство? Ответ прост. Я не верю в благородство Малфоя, но верю в его высокомерие.
Он просто не унизится до этого.

Гермиона вздохнула и продолжила.

-Эта проблема не связана с тобой, Драко. Мне тяжело... в общем, тяжело остановиться. Я легко завожусь. Но это не значит, что я этого действительно хочу.

Просто отлично. Первый раз в жизни она назвала его по имени, чтобы объяснить, что ее легко может увлечь ЛЮБОЙ парень. Неважно, кто. Так? Это она хотела сказать? И Гойл ее может, как она выразилась, «завести», и Кребб? Как насчет Лонгботтома? Давно меня так не унижали.

-Я люблю Рона. По-настоящему люблю. Ты должен меня понять.

Понять этого я не смогу никогда, не надейся.

-Ответь мне, Грейнджер. Со сколькими парнями ты... скажем так, проверяла свой темперамент?

Молчит. Драко почувствовал, как кровь ударяет ему в голову.

Невероятно! Я бы знал. Ни один парень не промолчал бы после такого. Ну... я бы, правда, промолчал. Если бы она выбрала меня и попросила молчать. Хорошо попросила...Мерлин, это невозможно! Я Уизли-то не могу пережить.. а если еще кто-то...Блейз на нее точно засматривался. И...ччерт, надеюсь, что она блефует. В последний год нам всем было не до
того. Надо сосредоточиться на этой мысли. Слава Темному Лорду!
Но она шлялась по лесам и полям вместе с Поттером и Уизли... нет, гриффиндорцы не пошли бы на такое. Хотя я раньше позволял себе шутить на эту тему. Идиот. Дошутился.

-И кто это был? Кроме Уизли? Поттер?

Краснеет. Вздергивает голову.

-Ты меня неправильно понял. Для этого не обязательно пробовать... со многими. Просто я, ну, знаю это о себе. Это моя проблема. И обсуждать здесь дальше нечего. Просто не обманывай себя. Ты мне не нравишься.

Нет уж, раз ты завела этот разговор, давай выясним все до конца.

- И что заставляет тебя думать, что то, что ты.. чувствуешь.. то, что...Мерлин, Грейнджер, ты пытаешься мне сейчас объяснить, что твой темперамент не дает тебе никому отказать? Ты ЭТО хочешь сказать? И то, что ты целуешь меня в ответ, ничего не значит? А на самом деле я тебе противен? В этом ты пытаешься меня убедить? Значит, если тебя поцелует... кто угодно.. как насчет Снейпа? Флитвика? Лонгботтома? Тролль меня побери, мне надо будет обязательно рассказать парням!

Разозлилась. Глаза так и мечут молнии. Но и я тоже разозлился. Вообразить не могу, как какой-нибудь Крам, похожий на утку, зажимает ее в углу, а ей это НРАВИТСЯ!

Не представляю, как Уизли ее вообще выпускает из дома, если это правда. Я бы не выпустил. Запер бы в поместье и приставил эльфа-дуэнью. И уж точно не оставлял бы ее наедине с Поттером и Уизли. В глазах темнеет, как подумаю, чем они там могли заниматься.. все эти совместные походы под одной мантией-невидимкой... Так, у меня появилась еще одна причина ненавидеть ее друзей.

-Просто имей в виду, что твое знаменитое обаяние тут не при чем. Я люблю Рона. Просто когда ты начинаешь это все... я теряюсь.

У вас в Гриффиндоре это называется «теряюсь»? У нас в Слизерине это называлось «я тоже безумно тебя хочу». И кто из нас честнее?

Драко издал какое-то омерзительное хмыканье, и Гермиона сердито вздернула голову.

-Малфой, это все. Не думай, что я что-то к тебе чувствую. Просто смешно. Я тебе не верю. И ты мне не нравишься.

Драко медленно кивнул головой.
-Ты мне не веришь. Правильно. Я сам себе не верю.

Он подошел на шаг ближе.
-Но я тебе не нравлюсь? Грейнджер, даже если вся эта безумная история, которую ты мне рассказала, правда.. мне плевать, понимаешь? Я просто не могу от тебя отказаться. Ты вся трясешься, стоит до тебя дотронуться! И меня, понимаешь, меня ТОЖЕ трясет!

-Ты меня слышал. Любовь — это и есть доверие. Между нами ничего нет, Малфой. Ради Мерлина! Мы были врагами семь лет! Ты называл меня грязнокровкой!

Наконец-то. Я ждал этого аргумента. Мало ли кого и как я обзывал в детстве. Ты еще вспомни времена, когда я мечтал о Черной метке.

-Послушай, Грейнджер. Ты хочешь сказать, что тебя так же трясет, когда ты танцуешь с Лонгботтомом? А как насчет всех этих шастаний по ночам под одной мантией с Уизли и Поттером? Прикасания в темноте? Ближе, о, Поттер, еще ближе? Тебя это возбуждало?

Мерлин, да она снова покраснела! Я убью Поттера.

Драко смотрел на нее, побелев от бешенства.
Конечно, слизеринскому принцу неприятно слышать, что своим успехом он обязан не своей красоте, а ее собственному проклятому темпераменту. Ничего, переживет. В следующий раз подумает, прежде чем лезть с поцелуями.

-Я люблю Рона. И просто прошу тебя, Малфой, учесть это. Оставь меня в покое.

В два быстрых шага Малфой оказался возле нее. Лицо бледное, на щеках красные пятна. Прошептал:
-Тролль тебя побери, Грейнджер. Ты хочешь сказать, что реагируешь так на всех?

И прежде, чем она успела ответить, начал покрывать поцелуями ее лицо.
Гермиона отшатнулась к стене.
-Ты... отпусти.. Мне это не нравится!
-Не нравится? Будто бы?
Его язык начал выписывать иероглифы на ее щеке.
-Я же чувствую, Грейнджер. Это невозможно скрыть... невозможно подделать.. мы нравимся друг другу… просто признай...признай же это, тролль тебя раздери!
Его рука стала подбирать подол ее юбки. Задыхаясь, Гермиона покачала головой.
- На самом деле нет!! НЕТ! Об этом я и говорю! На твоем месте мог бы быть консъерж снизу... любой более-менее нормальный парень. Пойми, Я ЛЮБЛЮ РОНА!

Сколько раз еще она собирается это повторить?

- Если тебе некуда девать свой пыл, займись своей блондинкой, Офелией! То, что ты делаешь со мной... пользуешься моей слабостью.. это почти изнасилование.

Молчание. Задыхаясь, они смотрели друг на друга. Потом Малфой медленно
опустил руки и отвернулся.
- Будь ты проклята... Иди ко всем чертям, Грейнджер. Я к тебе больше не прикоснусь.

@темы: Драко Малфой на краю Ойкумены, Фанфики