23:23 

Драко Малфой на краю Ойкумены

AnarhystkA
Анархия - мать порядка
Название: Драко Малфой на краю Ойкумены

Автор: Фигвайза

Рейтинг: R

Содержание: Пост-Хогвартс, Москва-Англия,педагогический эксперимент Артура Уизли над Драко Малфоем. Люциус умирает с тоски в Азкабане, Джинни готова на все, лишь бы Гарри остался с ней, Гермиона находит, а Рон теряет самое дорогое.

Отказ от прав: "Все персонажи, кроме некоторых вспомогательных, принадлежат Д.Роулинг. Ни на что не претендую, никакой коммерческой выгоды не преследую. Играю в литературное Лего."

Ссылка: snapetales.com

Примечание: Текст не бечен, все предложения по редактированию - к автору фанфика. Фанфик состоит из 30 глав

Глава 18

"Сим сообщаю, что Древо жизни Драко Малфоя по-прежнему находится в
благоприятном состоянии."

С обратной почтой:

"Перси, по-прежнему необязательно сообщать мне об этом ежедневно. Я тебе
полностью доверяю. Шли сову, когда появятся проблемы.
P.S. Передавай привет Пенелопе."

**

Рон уже не раз успел пожалеть о том, что отправился покупать рождественские подарки с Джинни и ее подружками. В результате совместного похода он стоял сейчас посередине Косого переулка, нагруженный кучей коробок и пакетиков, среди которых только два принадлежали ему, и думал, что выход придется повторить в одиночку.
Потому что от девчонок не удавалось отвязаться ни на секунду, а покупать Гермионе кружевное, меняющее цвет по настроению, «белье экстаза», окружающее ведьму эротическим облаком и... ну, это...неважно, главное, что он после недолгих сомнений решился его купить, а в присутствии сестры сделать покупку оказалось невозможно.
Пока что вся компания остановилась возле огромного бака, в котором плавали волшебные рождественские карпы, и соображала, куда направиться дальше. Рон смотрел в глаза одной из рыб. Та кружила в бадье, не отводя насмешливого взгляда.
По традиции, живых рождественских карпов начинали продавать примерно за неделю до праздника, и в вечер Рождества все магические семейства Англии обязательно ели эту рыбу, одну на семью. Такой ужин укреплял семейные узы и поддерживал родовую магию. Когда Рон был маленьким, ему всегда было жалко карпов. Потом отец объяснил ему, что для волшебного карпа смерть накануне Рождества является частью жизни, важнейшим шагом на пути к следующему перерождению, когда карпы становились золотыми рыбками — теми, что плавают в синих морях и почти никогда больше не попадаются в руки ни маглам, ни волшебникам. Рон думал — сколько же их там плавает? Отец пожимал плечами. Отвечал, что они плавают не только в этом мире.
Рон не мог отделаться от ощущения, что карп читает его мысли. Выражение его морды становилось все более глумливым.

Великий Мерлин, что делать? Прийти завтра снова? С тех пор, как за воскресным семейным обедом Джинни вслух зачитала рекламу этого белья, а потом пустила вокруг стола последний номер «Ведьмополитена», где несколько ведьм, наряженных в кружевные переливающиеся комплекты, закатывали глаза и принимали соблазнительные позы, он не мог не думать о том, как выглядела бы в подобном наряде Гермиона.
В конце концов, сколько можно дарить ей книги? Джордж, рассмотрев рекламу, заявил, что идея неплоха, и явно задумался о собственном производстве, а Перси поджал губы и передал журнал дальше. Молли выразительно посмотрела на Джинни, словно пыталась передать той мысленный приказ ни в коем случае не надевать подобное белье. Джинни поймала взгляд матери и усмехнулась. Молли посмотрела внимательней, и Джинни, приняв скромный вид, уткнулась носом в тарелку.
Рон наряжал елку и думал. Украшал дом зеленью, красными и золотыми шарами, негорючими летающими свечками, волшебной канителью — и представлял вместо «ведьмополитеновских» моделей Герми. И стоял, держа в одной руке палочку, в другой переливающийся шар с недоуменно глядящей на него новогодней феей, мечтательно уставившись в пространство.
Вот, например...он идет с ней по улице. Провожает в книжный магазин. На Герми теплая зимняя мантия, под которой что-нибудь скромное. Но он-то знает, что подо всем этим — потрясающе сексуальное «белье экстаза»! А не потешные трусы с песочными человечками, пингвинчиками и прочими девчачьими глупостями, которые она обычно носит.
Прошло немногим больше недели с того дня, как она отправилась в Россию, но он успел по ней соскучиться. Словно прирос к ней за эти годы. С тех пор, как Гарри победил Вольдеморта и угроза смерти перестала нависать над ними, они позволили себе расслабиться. Просто жить вместе, обниматься по вечерам, ходить на семейные обеды, мечтать о будущем. Он полюбил ее толстого рыжего кота. Гермиона как-то сказала, что купила его из-за цвета его шерсти, и Рон целую неделю ходил, не в силах стереть с лица улыбку, пока Джордж не сунул ему за пазуху червяка-телоточца.
Он до сих по не может поверить, что ему так повезло,что она с ним... не с Гарри, не с Крамом, не с кем-нибудь еще. Никто из всех этих придурков, крутившихся рядом, не догадывается, какая она, ЕГО Герми. Ему сказочно повезло. Она вернется на Рождество, и он уткнется в каштановые волосы, и будет целовать ее щеки, и губы, и, ну, все остальное. Только как купить это чертово белье?!
Карп скривил морду и закатил глаза, словно говоря «Владычица морская, такого нерешительного придурка мне еще не приходилось видеть!»

-Рон? РОН, ты слушаешь?
Слава богу, Джинни наконец решила избавить его от части пакетов.
-Мы идем есть мороженое! Ты с нами?
-Ннет.
-Точно?
-Точно. Слушай, возьмите мне порцию с всевкусными орешками и займите
место, я быстро. Вы к «Флориану?»
Джинни лукаво блестнула глазами, но кивнула:
-Конечно, братик.
Через секунду стайка девчонок, среди которой мелькали ярко-рыжие волосы Джинни, скрылась за углом. С самым невозмутимым видом, на который он был способен, Рон отправился в новый «Универсальный магазин ведьмовства», недавно открывшийся посередине Косого переулка.

Что бы там не выдумывал проклятый карп, какие бы рожи не корчил, а его невеста все же получит самый красивый комплект, который он только сможет купить!

Рон снова подумал о том, как замечательно, что он имеет право дарить Герми нижнее белье — только он, и никто больше. Здорово, правда?!

Глава 19

Ладно.
Я, конечно, спятил. Самому себе могу тихо признаться, что немного спятил на Грейнджер. Нашел время и место. Но, во-первых, удивляться нечему, потому что я с самого начала
подозревал, что к троллям свихнусь в этом городе, а во-вторых, это пройдет. Надо только взять себя в руки.

**

Мурлыкая «Группа крови на рукаве», Семен быстро сортировал материалы.
Накануне он съездил в банк и вынул из ячейки все записи, связанные с Драко. Днем раньше такие же действия были проделаны с документами, хранившимися в офисе. Семен знал, что ему необходимо собрать все. Чтобы никаких следов от парня не осталось ни у кого из его бригады.
Сегодня к вечеру он закончит эту работу. Четко, как всегда. Он профессионал. Задумчиво глядя на прижившуюся в новом горшке эхинацею совершенно лишенными выражения, словно у робота, глазами, Семен соображал, не забыта ли какая-нибудь деталь. В этот момент замигал мобильник. Шеф. Шеф? Ну да, шеф. Бедный, уставший человек, который слишком много работает.

**

В конечном счете, есть Ника. Клин клином, кол колом. И буду с двумя кольями в сердце.

**

Гермиона с головой окунулась в занятие, по которому успела страшно соскучиться: вести расследование в одной команде с Гарри. Следить и подсматривать, укрывшись мантией-невидимкой, по вечерам обсуждать с парнями дела и строить планы на завтра.
Было похоже на то, чем они занимались все детство, с той лишь разницей, что в этот раз противник был заведомо слабее волшебников, и расследование напоминало увлекательную игру. Не дрожала внутри струна от боязни ошибиться непоправимо, смертельно. Не было выматывающего душу напряжения, что мучало их в Хогвартсе. Придумывать способы нейтрализации русских магглов оказалось скорее весело, чем сложно. К тому же грела сердце глупая мысль, что высокомерный блондин окажется ей обязан. Пусть не жизнью, так здоровьем — точно! Так и билось бабочкой в груди: это будет ему подарком на Рождество! Наглому, высокомерному Малфою.
Чистокровному магу — от магглорожденной волшебницы. Малфою с шальными серыми глазами. Аморальному типу, готовому от скуки совращать презираемых грязнокровок. Малфою..
который, как выяснилось в среду, зря времени не терял.

Блондинка повисла на его руке, прижимаясь так, что его поле напрочь поглотило все сигналы, которые магический кристалл мог бы считать с девушки. Гермиона провела в университете два часа, до смерти устав уворачиваться от студентов, но так и не подловила Офелию в одиночку.

Кажется, она даже в туалет боялась отойти от своего принца. Малфой, в черных штанах из драконьей кожи и мятой темно-серой рубашке, с платиновой прядью, падавшей на один глаз, изображал из себя то ли рок-звезду, то ли вышедшего на красную дорожку киноактера.
Подавив желание пнуть его ногой, подкравшись поближе, Гермиона сердито аппарировала в отель, откуда отправилась изучать московские вокзалы — в первую очередь Казанский и Курский. Обилие информации, собранной там кристаллом, требовало немедленной обработки, так что на следующий день она явилась в Университет с красными глазами, встрепанная и еще более сердитая, чем накануне. Чем хороша мантия-невидимка — под ней помятого вида видно не было.

Девица снова висла на Малфое, как приклеенная, но в этот раз Гермионе все же удалось поймать ее в женском туалете. Она провела вдоль стоявшей около зеркала блондинки палочкой, тщательно произнеся невербальное заклятие, и посмотрела в магический кристалл.

**

В понедельник вечером никто из гриффиндорцев на факультете не появился.
Во вторник тоже. Как и в среду. Ну и...Чего он, собственно, ожидал? Логически рассуждая, они вполне могли давно убраться из этого унылого города! Рождество на носу. Поттеру пора гнать дальше своих чудовищ.
Грейнджер, надо думать, решила сократить свои исследования и улететь за компанию. Или он всерьез думал, что они явятся прощаться?
Ну да. Закрыв глаза, совершенно беззвучно — себе — можно признаться, что - думал. Два дня с утра мыл голову и выпрашивал у Клавы фен, чтобы уложить волосы. На третий день фен сгорел. Не любит меня маггловская техника.

**

Влад отвел глаза от закрывшейся двери и повернулся к чучелу крокодила.

-Не нравится мне это!! - с яростью сообщил он тому, прислушиваясь к ощущением, оставшимся от разговора с Семеном.
Почти неделю Влада преследовало чувство неправильности. Началось, пожалуй, в воскресенье. К среде он уже точно знал, что вокруг происходит нечто непонятное. Кроме звонков, когда в трубку молчали, кроме двусмысленных телодвижений прокуратуры в отношении здания на Садовом, было кое-что еще. Бывший друг и компаньон, с которым Влад последний год то вяло, то напряженно делил бизнес, в середине переговоров вдруг пропал, сказавшись больным. А сам сегодня утром, как точно удалось узнать, улетел на Кипр. Отлет этот Владу не понравился еще больше, чем наезды прокурорских. Потому что... не то чтобы по личному опыту... но можно было подозревать, что недавний партнер готовит себе алиби.
Влад немедленно вызвал Семена. Тут-то и обнаружилось, что со службой безопасности тоже творится что-то странное. Семен стал ... мягким? Рассеянным? Эти слова менее всего на свете подходили к Семену, но, парадоксальным образом, сейчас казались правдой. Во-первых, хитроумный змей, судя по всему, пропустил новость про кипрское турне. И вообще казался погруженным в какие-то свои мысли. Выяснить, чем он так увлечен, не удалось. При этом Семен с неестественной заботой смотрел на Влада и пару раз произнес что-то насчет того, что тому нужно лучше питаться и больше отдыхать.

Влад было заподозрил, что сб-шника перекупили, но, присмотревшись, от этой идеи отказался. Второй мыслью было, не виноваты ли в его странном поведении наркотики. Эта идея показалась банкиру более перспективной, но положение дел не улучшала. Положим, он выяснит, что происходит с одним из его лучших людей. Но на это уйдет время.
А времени, чувствовал он, осталось немного.
Как не вовремя.
Как же не вовремя Семен подсел на... на что он там подсел. И ведь не маленький! Знает же, что наркотики — яд!
- Говорил ему, что общение с чичами до добра не доведет, - мрачно
пожаловался Влад крокодилу.

**

Никогда не пойму, какое удовольствие можно получить от полета на огромной, дикой, вонючей скотине. Видимо, что-то специфически гриффиндорское!
В понедельник первый зачет - «основы аудита» - а мне еще зубрить и зубрить. Особенности списания с баланса малоценного имущества... О, Мерлин.

За окном, как обычно, стояла ночь. Драко сидел в библиотеке, с тоской понимая, что и сегодняшний вечер пройдет по-маггловски.
Старый Уизли может быть счастлив.

**

Через час выяснилось, что остальные бойцы пребывают в таком же неестественно добродушном состоянии, что и Семен. Сглазили их всех скопом, что ли?! По всему выходило, что Влад остался без охраны как раз тогда, когда все его чувства кричали о грозящей опасности. Не в первый раз в жизни ему стало по-настоящему страшно.

Вспомнилась некстати отечественная статистика, согласно которой профессия банкира входила в топ-10 по опасности для жизни. Четверг. Всегда ненавидел четверги, еще со времен советского детства. Рыбный день в столовых. Брр. Теперь вот убьют того гляди тоже в четверг.
Гадство.

Глава 20

В свете ламп дневного света, потрескивавших под библиотечным потолком, его лицо показалось Нике утомленным до прозрачности. Странно.
В первый раз за все время знакомства она могла смотреть на него относительно спокойно. Словно ей удалось наконец вдохнуть.
И да.
Он ей действительно нравился.
Высокий, хмурый парень с совершенными чертами лица.
Он не мог не нравиться.
Но сегодня впервые это было чем-то нормальным, а не безумием, от которого напрочь сносило крышу.

-Не хочешь сходить поужинать? - спросила она.

(Вообще-то нет. Здешней едой можно травить пикси. Разве что выпить кофе.
Покрепче.)

-Драко? Слушаешь? Говорю, бросай свои учебники, сходим в кафе!

(Пора перестать изображать из себя идиота и взять, что дают. Я же не собираюсь хранить верность Панси? Потому что хранить верность Грейнджер еще более бессмысленно.)

Какое-то время он разглядывал ее, словно соображая что-то. Потом протянул негромко:
- Ника, поехали лучше сразу ко мне.

Ника сверкнула на него голубыми глазами.
-В общежитие?
-Ты против?
-Да... нет. Это ж студенческая классика...

Если бы он предложил это вчера, я бы уже висела у него на шее, срывая с себя одежду. Что со мной такое сегодня? Я могу спокойно шутить с ним. Почти не волнуюсь. Вообще не волнуюсь. Просто Драко. Потрясающе красивый блондин. Если подумать, я совершенно ничего о нем не знаю. И все же...я так долго об этом мечтала.

- Поехали, конечно. Только я голодная - остановимся по дороге, купим еды, ОК?
- ОК.

(Ну вот. Драко Малфой собирается устроить роскошное гуляние с маггловской девушкой у себя в "номерах". Ниже падать уже просто некуда.)
-Драко? Ты что?
-Ничего.. думаю, сдать эту книгу или нет.. пошли.

**

Драконы спали, укрывшись огромными кожистыми крыльями. Даже на расстоянии ста шагов от них веяло жаром. Луна то выныривала, то снова тонула в череде быстрых облаков, от которых по полю проносились расплывчатые серые тени. Они пошли обратно к палатке, продолжая разговор. Гарри придерживал девушку за руку чуть повыше огромной меховой рукавицы. Гермиона отчаянно зевала.
- Знаешь, что меня всегда в тебе удивляло? Ты ведь на самом деле отчаянная авантюристка! Что тогда с оборотным зельем, что с хроноворотом, не говоря обо всей этой истории с крестражами. И вот теперь тоже. А на вид такая правильная...

Последнее слово он задумчиво протянул. Гермиона сонно хихикнула.

- Поэтому шляпа и направила меня в Гриффиндор.
- Джинни говорила, что странно, почему ты не в Райвенкло.

Гермиона пожала плечами и показала Гарри кончик розового языка.

- Ну, я не в Райвенкло.
- Авантюристка.
- Кто бы говорил.
- Мне шляпа предлагала Слизерин.
- Потому что гриффиндорцы не шипят по-земиному...Интересно, есть люди, кому она предлагала больше факультетов?
-Дамблдору - тоже Слизерин предлагала.
-Да? Он тебе сам рассказывал? Это так... ааа...интересно...Зная то, что мы теперь о нем знаем, можно сказать, что Слизерин по нему действительно ры.... рыдаааал...
- Ладно, Герм, аппарируй прямо отсюда. Ты спишь на ходу. Хотя нет, в таком состоянии я лучше сам тебя переправлю. Что ты делала ночью?
- Ааа... ничего.. диаграммы рисовала.. работа..ааала... А... аааа.... днем за Малфоем следила...и его блондинкой... я сказала, что на ней следы магического воздействия?
-Да понял, завтра снимем. Герм, давай в отель! Ты зеваешь так, словно вот-вот вывернешься наружу. Или хочешь, ночуй с нами в палатке?
- Зачем завтра? Я уже.. фините инканта... ааа.. тем. Теперь надо подождать. Нет, в палатке не хочу... пижамы нет. Гарри, а ужин? Чарли ждет..

Гарри, потеряв терпение, в ответ молча схватил девушку в охапку и аппарировал с ней в отель.
-Все, Герм, спи. Забудь про диаграммы и Малфоя, просто спи. Утром увидимся.
-Чарли...
-Я извинюсь за тебя, Герм. Спи.

Легко сказать - забудь про Мааааалфоя. Интересно, что он сейчас дела..ааа..ет?

Завтра Семен принесет им все документы...надо спать, будет много дел. А потом она встретится с Малфоем и все объяснит. С чувством легкого самодовольства Гермиона, уже проваливаясь в сон, представила себе, как рассказывает сероглазому слизеринцу про труды,
предпринятые для его спасения. Он будет удивлен и благодарен.
А потом она попрощается.
Потому что так - правильно.

**

Да, доктор, я даже сейчас думаю о Грейнджер. Я и воображаемого доктора изобрел для того, чтобы иметь возможность рассказывать о ней хоть кому-то.
Доктор, я, наверное, поздно развился. Никогда никем толком не интересовался. Не краснел, не бледнел, стоя под омелой, не заикался, как идиот Поттер в присутствии своей равенкловки. Секс как спорт. Вы ведь знаете, как оно бывает, да, доктор? А Грейнджер, она... ччерт.. Мне ведь и в голову не могло прийти в школе! Она же заучка. Всезнайка.
Синий чулок. Пылкий синий чулок. Строгая госпожа...Вы бы видели, как у нее полыхают глаза!
Тролль раздери все.
Ладно, доктор, поговорим позже.

Он закрыл глаза и снова притянул к себе Нику. В комнате стоял сладкий запах ее ментоловых сигарет.

@темы: Драко Малфой на краю Ойкумены, Фанфики

   

Драмиона

главная