AnarhystkA
Анархия - мать порядка
Название: Драко Малфой на краю Ойкумены

Автор: Фигвайза

Рейтинг: R

Содержание: Пост-Хогвартс, Москва-Англия,педагогический эксперимент Артура Уизли над Драко Малфоем. Люциус умирает с тоски в Азкабане, Джинни готова на все, лишь бы Гарри остался с ней, Гермиона находит, а Рон теряет самое дорогое.

Отказ от прав: "Все персонажи, кроме некоторых вспомогательных, принадлежат Д.Роулинг. Ни на что не претендую, никакой коммерческой выгоды не преследую. Играю в литературное Лего."

Ссылка: snapetales.com

Примечание: Текст не бечен, все предложения по редактированию - к автору фанфика. Фанфик состоит из 30 глав

Глава 21

Удивительно, как легко вдруг случается однажды нечто, казавшееся почти недостижимым. Словно распахивается дверь, в которую колотила, как дура, месяцами, и на пороге стоит приветливый хозяин: «Ну, чего ждешь? Заходи». И не понять, в чем причина. То ли надоело слушать твои стуки, то ли замок сломался. То ли хозяин вышел из дальней комнаты и только теперь услышал шум.
Из библиотеки они сразу поехали в общагу. Одна станция на метро или десять минут на машине, серая крестообразная башня с проходной, где хмурая вахтерша отметила, в какую комнату идет гостья, и брюзгливо велела освободить помещение до 11 вечера. Потом взглянула на Драко с Никой — высоких, светловолосых, - внимательнее, и на ее утомленном лице проявилось веселое сочувствие.
- Ладно уж, сидите, сколько хотите! - сказала она, ставя какой-то значок
напротив номера комнаты Драко.

За хлипкими дверями блоков звучали разговоры, играла музыка, гремели кастрюли. Курили в общежитии повсеместно, хотя строгие плакатики с перечеркнутой сигаретой были развешены на каждому углу. Драко, не трогая верхний свет, зажег свечи, расставленные по столу и подоконнику. Ника приняла это за романтический жест, сделанный в свой адрес, не догадавшись, что он вообще предпочитал свечи лампочкам: те перегорали в 9 случаях из 10, стоило нажать на выключатель. Драко стащил меховую куртку, которую носил последние три дня, постоял секунду, о чем-то размышляя, и вышел. Через пару минут вернулся с
бокалами, сказал с усмешкой:

-Тебе привет от Клавы. Говорит, она за тебя рада.

Усадил смутившуюся Нику на скрипучую кровать и, едва дав допить, притянул к себе.

**

Все-таки да! Стоило бегать за этим хмурым красавцем столько месяцев, чтобы наконец заполучить его! Узнать, как он целует, как обнимает, как занимается любовью, как поднимает тонкие брови, когда Ника закуривает, и в мерцающем сумраке тянет руку к ее сигарете, чтобы затянуться, и кашляет, и с хмыканьем отдает сигарету обратно.
Пили вино, пили колу, пили воду — до еды дело так и не дошло, - завернувшись в полотенце, по очереди вылезали из комнаты в общую прихожую, где была дверь в душ. В блоке было три комнаты, в двух других то ли уже спали, то ли никого не было. Через какое-то время Ника сунулась в сумку за мобильником, чтобы узнать, который час, и обнаружила на дисплее 15 пропущенных звонков.
Мама с папой.
С ума сошли, что ли?! Она уже взрослая девушка! Они что, собираются ее всю жизнь контролировать?! Ладно, она пошлет им смс-ку...позже. А трубка пусть так и остается в беззвучном режиме. Еще не хватало отвлекаться на разговоры с родителями в то время, как потрясающий платиновый блондин занимается с ней бытовой кама-сутрой! ах... да, и там тоже!
Эти его движения так заводят, даже странно, обычно она куда спокойней. Словно на качелях в детстве, словно во сне — взлетаешь и падаешь, почти теряя сознание. Отблески скользят по светлым волосам, концы которых щекочут ее лицо, его глаза прикрыты. Пламя свечей дрожит в комнате, убогая обстановка тонет в полумгле, и только худощавое тело, раз за разом слоняющееся к ней, ммм... словно светится само. Да, о да, он ей нравится! ОЧЕНЬ. Он казался таким ленивым и медлительным, но он все, что угодно, только не медлительный и не ленивый!
Драко откатился в сторону — насколько это было возможно на продавленной общежитской кровати — и улегся на спину, закинув руки за голову. Она потянулась за упавшей на пол простыней. Вау. Это было сильно. У нее не такой уж большой опыт: Леша, Егор да Арсений (Артурчика можно не считать, это было нелепой ошибкой), но и опыта особого не требуется, чтобы понять, как хорош Драко в постели. От такого может отказаться только какая-нибудь фригидная ботаничка!
Ника удовлетворенно потянулась, мурлыкнула, потершись носом о его плечо. И еще ей нравится, что она снова стала собой. Избалованной девицей, привыкшей получать все, что хочет. Она осторожно провела пальцем по его груди. Еле прикасаясь. До сих пор было страшновато. Словно он вот-вот отбросит ее руку.
-Драко?
Тот спросил, не открывая глаз:
-Что?
-Было здорово.
-угу... тоже.
Ника счастливо улыбнулась. И снова поймала себя на мысли, которая уже приходила ей в голову: что человек с такими манерами... что, короче, такой роскошный парень делает в таком убогом месте? Нет денег на съем квартиры? Родители не помогают? Ну... вообще-то многие студенты работали, появляясь в Университете только на избранные семинары да на экзамены. Ника уверена, что могла бы уговорить отца взять Драко в банк.
Но блондину, похоже, мысль о работе не приходила в принципе. Он почти все свободное время проводил в библиотеке, штудируя учебные пособия. Ника почувствовала досаду. В следующий раз...что, опять в этой обстановке?
С одной стороны, ей в каком-то смысле понравилось: студенческое общежитие, запах поколений курильщиков, поколений студентов, трахавшихся, можно быть уверенной, на этой самой кровати — это было, ну, так развратно... так возбуждающе! Но ванная комната вызвала уже исключительно отвращение. Ржавые потеки на стенах, черная поросль грибка под потолком и по трещинам, еле теплая вода, слабенькой струей брызгавшая из разбитой душевой насадки во все стороны. Нет уж, с этим точно надо что-то делать! Как говорит отец, они могут себе позволить содержать хоть десяток профессиональных альфонсов... а уж одного конкретного прекрасного блондина — точно!

Теперь, когда они по-настоящему вместе, она хочет, чтобы все было по высшему классу. Чтобы ходить с ним на вечеринки... она совершенно забросила друзей во время этого осеннего безумия...по клубам, и предупредить девчонок, что выцарапает глаза любой, кто станет на него вешаться. Ох, как хочется похвастаться им перед всей рублевской тусовкой! Весной сидеть с ним на открытой террасе в ресторане, смотреть, как отпадают челюсти у девиц, паркующих рядом свои спортивные «ауди» и кабриолеты «бмв»... да, купить ему одежду наконец, купить нормальные простыни... черные шелковые, он будет восхитительно смотреться на них... но прежде всего — снять нормальную квартиру!
Нику повело. Шопинг был ее слабым местом. То, что дает ощущение контроля над своей жизнью. Доставляет гарантированное удовлетворение. Может быть, купить машину? Ее парень — и без машины? Но умеет ли он водить? Сама девушка рулила с 16 лет и уже не представляла себя без авто. Она снова повернула голову и взглянула на Драко.
- Ты умеешь водить машину?
- Что... это о чем? Нет.
- Можно научиться за месяц. И тебе больше не потребуется спускаться в метро.
- Давай не сейчас.

Кивнув, чего парень все равно не увидел, потому что лежал с закрытыми глазами, Ника встала, завернулась в поднятую с пола простыню, и вышла в ванную комнату. Нет, эта душевая все же отврати... Ааааа!! Что это там пробежало?!!

Ника издала такой визг, что из комнаты напротив выскочил сутулый встрепанный студентик. Из их двери показался Драко, закручивавший вокруг бедер полотенце. Сосед бросил на него завистливый взгляд и скрылся в своей комнате.
-Что там?
-Ты не можешь здесь жить!
-Могу, как видишь...ты передумала мыться?
-Я... закрой дверь, сейчас приду.

Пожав плечами, Драко исчез. Желание вытащить его из этого грязного места окрепло окончательно. Одно дело раньше, когда она вся тряслась в его присутствии. Тогда она была бы счастлива, даже если бы ее принц соизволил заняться ей в кабинке университетского туалета. Но теперь терпеть эту... грязную нищету...невозможно! Она вошла в комнату, налила
себе еще вина и сказала решительно:
-Я заберу тебя отсюда завтра же!

Обвела рукой комнату:
-Посмотри вокруг! За стеной соседи, тараканы в душевой.. ты не создан для такой обстановки!
Драко валялся на кровати, закинув руки за голову, слегка согнув одну ногу в колене. Полотенце упало на пол, светлая влажная кожа блестела. Обычно ее парни старались прикрыться какой-нибудь тряпкой...по крайней мере, пребывая в расслабленном состоянии. Этот же явно не сомневается, что прекрасен в любом виде. Смотрел на нее сквозь полуприкрытые ресницы, мерцал серебряными глазами. Казалось, то, что она говорит, искренне его забавляет. Он что, не верит, что она может себе это позволить?

- Драко, у нас хватит денег. Папа даст, сколько скажу, это вообще не вопрос! Снимем квартиру... со стиральной машиной, с посудомойкой, обставим. Разве сам не хочешь пожить раз в жизни нормально? Не в этой дикой нищете?! Что тут смешного?

Он встал с кровати и, слегка усмехаясь, подошел к ней, потянул на себя простынь, разворачивая девушку. Забрал из рук бокал, проговорил тихо:
- Ты сегодня слишком много болтаешь.
Прикусив губу, Ника смотрела, как его руки гладят ее тело, трогают бедра, сжимают... Серые глаза снова закрыты, кончик языка облизывает губы. Сонная истома, наполнившая было тело, вновь стала уступать место возбуждению. Она потянулась, чтобы прижаться к нему, но он отклонился назад, продолжая касаться ее так... восхитительно
нагло! Ника услышала, что невольно стонет, почти падая на парня. На секунду он прижался к ней всем телом, после чего развернул и толкнул к кровати.
-Драко, так мы... завтра же снимем...
Сзади, прямо в ухо, шепнули насмешливым голосом:
-Теперь точно лучше заткнуться.
Да, машину, ах, красную, альфу-спайдер... он не любит красный цвет, черную, или серебряную, и снять квартиру, и обязательно... купить... ему.... оодеждууу!!

Сквозь разноцветный туман в голове она услышала, что он бормочет что-то неразборчиво. Ладонь Драко опустилась ей на голову, тронула прямые
шелковые волосы и тут же отпрянула, словно обжегшись.

Волна накатила, спала и снова накатила.Кажется, нету сил даже на то, чтобы открыть глаза. Половина свечей догорела, и в комнате стало еще темней. Драко зашевелился, чиркнул спичкой. Осторожно затянулся, стараясь не закашляться, выдул дым, рассеяно проводив взглядом серое облачко.
- Что ты сказал, я не расслышала?

Он повернулся к ней с непроницаемым выражением лица, огонек сигареты отразился в зрачках.
- Никаких разговоров, мисс. Теперь мы будем спать.
И повернулся набок, свесив руку. Горящая сигарета так и осталась тлеть между пальцев. Ника осторожно вынула ее, ткнула в щербатую чашку, служившую этой ночью пепельницей.
Ехать домой не хотелось. Не то, чтобы она мечтала спать в этом гадюшнике, но после такого секса сил на передвижения просто не осталось.
-Завтра я тебя забираю, - буркнула она, проваливаясь в сон. И уже не услышала, как рядом так же сонно прошептали:
- Грейнджер... больше не выйдет...

**

Гарри покачал головой и потянулся за чугунным чайничком, кипевшим на необжигающем огне, долил в пиалу мутной жидкости. Хотя глаза его смеялись, тон не оставлял сомнений, что говорит он серьезно.
-Герм, я правда не могу сейчас, надо Малфа с Кирой погонять. И прости, что решили без тебя, но ты на ходу засыпала.

Чарли, сидевший рядом, подтверждающе кивнул, ласково глядя на невесту брата.
-Тебе нужно было отоспаться.
-Тем более, что Чарли все это умеет, он же сначала на аврора готовился. Ты не знала? Втроем там просто нечего было делать!

Гермиона обиженно хмыкнула. Сегодня утром, когда она появилась у драконоводов, оказалось, что парни навестили Семена и прочую компанию еще накануне, после того, как отправили засыпающую девушку в отель. На вопрос, как они узнали, что Семен закончил сбор документов на день раньше, Чарли весело продемонстрировал обычный маггловский мобильник.
-Удобнейшая вещь. Только Гарри от нее пользы мало.
-Почему?
-Сильное магическое поле. Почти ничего не слышно из-за помех. Хотя смс-ки отправлять ему все-таки удается!
Тут рыжий парень весело захихикал, напомнив Гермионе Джорджа.
- Вы мне точно вчера ничего не подлили?
- Герм! Нет уж, даже не начинай! Нечего было по ночам диаграммы рисовать!
- Давайте договоримся так: мы с Гарри должны тут поработать. Надо дать драконам размяться перед перелетом. А ты пока...
- Ну Герм, ну извини, а, не дуйся? Один Чарли не сможет, понимаешь? Малфой же ничего тебе не сделает? Ты ведь уже с ним общалась до нашего приезда? И все было нормально?

Девушка сердито кивнула. Вряд ли это можно считать «нормальным», но вдаваться в объяснения еще хуже.

Все-таки ужасно обидно, что они сделали все без нее. Это была ее идея! Эти мужчины... вечно они так делают, не понимая, что подобная забота унизительна! С магом они бы так не поступили, а с ведьмой — пожалуйста! Если на то пошло, можно было бы попросту дать ей выпить укрепляющее зелье.
Пожалуй, феминистическое движение «Женское Объединение Против Унижений Самцами» - именно то, в чем нуждается магический мир!!

- Значит, ты находишь Малфоя и перетаскиваешь его к нам, мы кормим его роскошным обедом по-монгольски и рассказываем, скольких трудов стоило вытащить его из того дерьма, в которое он вляпался, и как осторожно он должен теперь себя вести. Малфой в ответ сообщает, что таким обедом в его имении не угощают даже домовиков, ругает нас на все лады и издевается. После чего я накладываю на него Ступефай и катаю на Малфе...
а серьезно, как думаешь, Герм? Всего один круг над городом! Чтобы встряхнуть его немножко, а то он какой-то жалкий стал?

Гермиона состроила гримасу.
- Не знаю, как монгольский обед, но чай мне .. бррр.... больше на суп похож.
- Малф так красиво летает, - мечтательно произнес Гарри.

- Так как все прошло?
- Да без проблем. Когда подходили, Гарри на всякий случай вырубил электричество во всем квартале. Семен нас встретил, провел внутрь... пистолет пытался подарить...
- Что? Гарри, но ты-то должен знать, что пистолет — это опасно!
- Тш, мы не взяли. Собрали всех, кого надо, покопались, стерли лишнее. Теперь они про Драко вообще ничего не помнят. Мы на эти куски наложили воспоминания из позапрошлой недели, будут думать, что проводили дни, как обычно...они там чаще всего по вечерам в бильярд режутся.
- Особенно много о вашем однокласснике думали Семен и шеф, хотя и по-разному. Семен практически до всего додумался, даже до того, что тот здесь в порядке наказания, а шеф считал, что он охотится за деньгами его дочери. И почему-то еще, что наркотиками торгует.
- Ну, память об этих мыслях мы ему убрали, но гарантии, что он снова об этом не задумается, если Малфой ему на глаза попадется, нет, и лучше нашей бледной сколопендре держаться от дочери «шефа» как можно дальше! Тем более, что он в ней не заинтересован, как мы поняли...Малфой же, ну это...ну понятно...

Гарри, не закончив объяснение, с преувеличенным старанием принялся разливать всем остатки чая. Гермиона поджала губы.
- Гарри, ты знаешь, что ты гомофоб?
- Я вовсе не.. мне плевать! Герм, мне даже нрави.. то есть не то, чтобы... я не против! То есть не я....в смысле, только не со мной!!
-К твоему сведению, Малфой интересуется девушками. Неужели ты не слышал рассказов про его похождения в Хогвартсе?
-Если честно...
- Прости, понимаю, тебе было не до того. Ну, в общем, поверь, в женских спальнях вопроса, любит ли Малфой женщин, не возникало.
-Ладно, рад за него. И хватит на меня так смотреть! Против бисексуалов я тоже ничего не имею!

Чарли с недоумением сказал, остановив пиалу с чаем возле губ:
-Я что-то пропустил? С чего вообще взялась эта идея?

Гарри в ответ так отчаянно покраснел, что рыжий драконовод весело присвистнул.
-Кажется, я действительно пропустил нечто интересное.

Младшее поколение старательно проигнорировало его любопытство.

- Так вы со всем разобрались? Точно?
- Ну, Империус сняли, память поменяли, документы у Семена забрали...Про вчерашний вечер они будут помнить, что сидели в банке из-за опасности нападения, готовились. «Шеф» какого-то покушения вчера боялся, только о нем и думал. Гарри на всякий случай амулет ему сделал стандартный, на удачу. Он про него помнит, что якобы дочь подарила, будет носить, не
снимая, чтобы не обидеть, она ему редко что-нибудь дарит. И не волнуйся, мою палочку проверять никто не станет. Теперь главное, Герм, дочь «шефа» найти как можно скорее!
-Как? Вы вчера не...?
-Отец ей звонил ночью раз десять, так она трубку не взяла! Смс-ку прислала, что остается ночевать где-то, и все. А Гарри хотел попробовать ее по телефону заколдовать...
- В общем, с девушкой надо быстрее разбираться. Сюда б ее притащить, на месте бы все подправили, а, Герм? А то лететь уже пора, мы и так отстаем. Герм? Ты слушаешь?

Гермиона мрачно кивнула.

Чарли встал со стула и взмахнул палочкой, отправляя свою чашку в раковину.

- Я так понимаю, вечером намечается празднование? Гарри, тогда собраться надо сейчас. Пока, Гермиона, до вечера!

После того, как парни вышли на улицу, девушка быстро направила на свою чашку палочку, произнесла «эванеско!», убедилась, что мутное пойло исчезло без следа, и аппарировала из палатки.

**

Хорошая новость: мастерство не пропьешь. Это как летать на метле. Один раз научившись, умеешь всегда. Плохая новость: я спятил на Грейнджер намного сильнее, чем думал.

-Драко?
-Что?
-Было здорово.
-Мне тоже.

Ничего не стоящая вежливость, но иногда сказать правду - значит просто нахамить. А хамить в постели, как говорит отец, слишком вульгарно. Магглянка ни в чем не виновата...кроме того, что с ней до ужаса скучно.
-Завтра я тебя забираю.

Ох, Меерлин, если бы то же самое сказал другой голос. Грейнджер, что ты со мной сделала, тролль подери? Думаешь, это так и сойдет тебе с рук?! Ладно же! По крайней мере, теперь я окончательно разозлился. И совершенно точно знаю, чего хочу... Кого и как. И, если ты еще не поняла, бестолковая всезнайка, это для меня по-настоящему важно! Мерлин свидетель, я пытался разобраться с этой проблемой, как умел, и не моя вина, что не вышло!

Так что извини, Грейнджер, но если ты еще хоть раз появишься, если мир будет ко мне НАСТОЛЬКО добр, я больше не стану обращать внимания на то, что ты лепечешь.
Один раз я изобразил ради тебя благородного девственника-дебила, второй раз этот фокус не выйдет. Только появись, Грейнджер, только мелькни своей чертовой гривой — меня не остановят никакие идиотские речи про Уизли. Уж прости, дорогая заучка!
Нечего было сюда являться.

Яркий солнечный свет — редкое явление для конца декабря — заливал маленькую комнату. Застоявшийся запах сигарет и разлившегося по вытертому ковру вина, смешанный со слабым ароматом дорогих духов, спермы, пота... Драко лежал с закрытыми глазами, чувствуя боком горячую шелковую кожу, и раздумывал о произошедшем.

Дикое ощущение — проснуться затраханным, но неудовлетворенным. Ну, не то, чтобы совсем, конечно, гораздо лучше, чем было. Если вдаваться в подробности... Доктор, вы ведь любите подробности? Так вот: отсюда и ниже — я вполне удовлетворен. А вот отсюда, где сердце, и выше — не удовлетворен совершенно. Оказывается, и так бывает. Раньше как-то не обращал внимания. Раньше все было проще.
Я, доктор, конечно, идиот и зря вообще полез с поцелуями к Грейнджер в тот первый раз... но почему-то совершенно об этом не жалею. Боюсь, об этом пожалеет Грейнджер, когда я до нее доберусь. Потому что я доберусь до нее, даже если мне придется отрывать ее от Уизли голыми руками.

Ох, Грейнджер! Что, если ты уже улетела из города?!
Драко уткнулся носом в пыльную обивку, высунувшуюся из-под сбитой простыни, и тихо застонал.

В коридоре послышались шаги. Открылась дверь в общую прихожую, скрипнула под ногой рассохшаяся паркетина.
И, наконец, кто-то решительно постучал в его комнату.

Глава 22. Очень короткая и чисто маггловская

«Нынче ветрено и волны с перехлестом..», - бурчал невысокий лысоватый толстяк, бродя вдоль каменистого берега в Ларнаке. Декабрь на Кипре не располагает к безмятежному курортному времяпрепровождению. В глубине острова, в горах, выпадает снег. А на побережье от соленого ветра дыбом встают редкие волоски на голове, когда-то гордо предъявлявшей миру густую шевелюру. Эх, да если бы перемены затронули одну только шевелюру! В те времена далекие, теперь почти былинные, когда живы были волосы, упомянутый толстяк вполне мог к тому же считаться человеком стройным. Да и школьная его дружба с неким банкиром, отзывавшимся тогда на имя «Владик», еще не переродилась в деловое соперничество и вражду.
Увы, все проходит в этом лучшем из миров. Прошли и густые волосы, и хорошая фигура, и дружба. Взамен появились лысина, одышка и зависть. Впрочем, зависть, если подумать, была всегда — тлела под школьным приятельством, как пожар на торфяных болотах. Тлела себе, тлела... да и разгорелась, когда в огонь подкинули несколько десятков миллионов долларов.

И вот теперь толстяк бродил вдоль моря перед своим особняком, тоскливыми глазами вглядываясь в стоявшие на рейде морские суда. Бывший товарищ и компаньон Влада, спешно улетевший вчера проведать свою кипрскую недвижимость, пока не дождался от Москвы никаких сообщений. Хотя Влад был фигурой достаточно заметной для того, чтобы в случае чего попасть в ленты новостей.
Например, в таком случае: «Вчера в 23.30 на улице Новокузнецкой рядом со своим домом был застрелен известный банкир Владимир Борисович N». Или в таком: «Сегодня утром, в 08.15, неизвестными лицами была обстреляна машина крупного бизнесмена Владимира N. Бизнесмен погиб на месте, водитель ранен».

Но новостей не было. Молчали о банкире интернет-сайты, набрало в рот воды радио. Осторожный звонок в Москву ничего не прояснил: посредник реагировал нервно и обиняками дал понять, что убийство сорвалось, после чего бросил трубку.
Волны разбивались о камни.

«Забери из-под подушки сбереженья, там немного, но на похороны хватит», - продолжал бормотать толстяк себе под нос. Давно, в той прошлой жизни, где он не пытался убивать своих школьных товарищей, он любил поэзию.
Хотя что сейчас об этом. Гораздо важнее понять, что происходит с покушением на Влада? Неужели этой самоуверенной сволочи удастся выкрутиться? Ведь несколько месяцев готовились!

Толстяку вдруг стало до слез себя жалко.

**

Посредник несостоявшегося убийства ничем не мог помочь заказчику по той простой причине, что сам пребывал в полной прострации. Один из предполагаемых исполнителей, как с трудом удалось выяснить утром, находился в 1-ой Градской больнице - «скорая» доставила его туда ночью, после того, как парень провалился в открытый канализационный люк, сломав себе, кажется, все, что можно было сломать при таком падении, кроме разве что шеи. Пистолет, выданный для дела, бесследно сгинул в московских сливных водах.

Допустим. Чудовищное стечение обстоятельств.
Однако главному исполнителю повезло еще меньше. Милицейский наряд застукал его в минуту, когда бедолаге — к слову сказать, снайперу, взявшему немалые деньги в качестве аванса, профессионалу, прошедшему когда-то Афган, давно уже не мальчику — так вот, в тот момент, когда этому опытному бойцу вдруг позарез приспичило отлить. Невтерпеж довел снайпера до ближайшего дерева, где его и взял прямо с расстегнутой ширинкой наряд злых, как боевые собаки, похмельных милиционеров. А в отделении, вглядевшись в мужика, ментам оставалось только тихо присвистнуть и вызвать ребят с Петровки. В настоящее время стрелок сидел за крепкими железными решетками и, судя по всему, светило ему по совокупности подвигов от пятнашки до пожизненного.

Какой-то крутой опер, лично заинтересованный в раскрытии нескольких заказных «висяков», оказался в нужный час в нужном месте и уже рыл носом землю, по горячим следам раскапывая факты.
Владу везло, как заговоренному!

Посредник прикинул, насколько быстро и далеко ему придется улететь как от людей в серых милицейских мундирах, так и от мести предполагаемой жертвы... пожалуй, чем быстрее и дальше, тем лучше. Сомнений в том, что стрелок выдаст его с потрохами ради «сотрудничества со следствием», к сожалению, не было. Посредникам за то и платят, что их сдают в первую очередь.
Потом прикинул, стоит ли предупреждать толстяка-заказчика.
Потом подумал: к чему?

Сам разберется.
Если успеет.

Глава 23. В которой Гарри воплощает в жизнь одну свою навязчивую идею

В дверь решительно постучали. Драко сел на кровати и потянулся к джинсам. Все равно вставать, и кто бы там сейчас не стоял за дверью, гость поможет быстрее избавиться от Ники.

Стук повторился. Интересно, кто из местных магглов обнаглел настолько, чтобы ломиться сюда ранним утром? Хотя, судя по солнцу, не таким уж и ранним... Тысяча боггартов! Я что — проспал уроки?! Сегодня же должен был быть итоговый семинар перед понедельничным зачетом! Преп по аудиту намекал, что поставит «автомат» тем, кто хорошо поработает на последнем занятии!
Просто отлично. Можно себя поздравить. Теперь точно придется все выходные зубрить «особенности списания с баланса малоценного имущества». Стоило целый семестр примерно посещать занятия, чтобы в самый ответственный момент буквально прое... пустить все соплохвосту в рыло!

Он с раздражением взглянул на спящую рядом девушку, застегнул джинсы и подошел к двери. Бросил хмурый взгляд в мутное зеркало, намертво прикрученное рядом со входом каким-то доисторическим студентом.

Волосы растрепаны, на коже тут и там мелкие синяки. Выгляжу, как Поттер после встречи с дракучей ивой.

- Клава, это ты? - спросил он, озирая стол в поисках расчески, - секунду, я непричесан!

За дверью невнятно хмыкнули девичьим голоском, что можно было считать согласием.

Толстушка часто по утрам приглашала его на чашку кофе. Драко ни за что не признал бы вслух, но со временем он начал испытывать к соседке по этажу довольно теплые чувства.
Та создавала уют, насколько это получалось в местных условиях. Кормила борщом, помогала разбираться со всякими маггловскими штуковинами (фен, чайник, плита, лифт, форточка). Драко привык видеть в ней нечто вроде Твиззл, его личной эльфихи из Малфой-Менора. Вероятно, юная девушка не сильно обрадовалась бы, узнав, что напоминает однокурснику ушастую домовуху, но что поделать: оказавшись в Москве, он невольно начал искать в окружающих хоть что-то, напоминающее тот мир, из которого был изгнан. Это помогало жить. Режиссер театрального кружка стал Снейпом, а Клава стала Твиззл. Режиссер напоминал о Хогвартсе, Клава — о Малфой-Меноре. В отличие от отца, Драко не питал отвращения к домовикам и по-своему любил старенькую домовуху, на руках которой вырос.
А раз Клава стала его домовиком, Драко чувствовал желание ей покровительствовать. Выражалось это в том, что он позволял толстушке не только заботиться о себе, но и держаться на гораздо более близкой дистанции, чем прочим магглам.
Он огляделся, пытаясь понять, достаточно ли прилично выглядит комната для приема гостей. Ну... как сказать... «Неприлично», пожалуй, не то слово.

В безжалостном солнечном свете, заливающем окно, комната выглядела откровенно похабно. Пустые бутылки и бокалы на протертом до дыр ковре, разбросанная одежда, оплывшие свечи, набитая доверху пепельница, обнаженная маггловская блондинка на продавленной кровати.
Отец точно стер бы память любому, кто увидел бы его в такой обстановке.
Драко вздохнул. Исправить положение без волшебной палочки все равно невозможно, так что остается махнуть рукой. Он сдвинул щеколду. Сзади недовольно промычала что-то просыпающаяся Ника.

Дверь открылась.

**

Сутулый студентик, которому полночи не давал спать скрип кровати в соседней комнате, перемежавшийся звуками льющейся воды в душевой и - один раз — пронзительным девичьим визгом, решил прогулять занятия, поспав подольше с утра. Слава богу, часам к трем белобрысому соседу надоело изображать из себя секс-машину, и скрип кровати сменился упоительной тишиной.

Выключив будильник, пытавшийся поднять хозяина к первой «паре», парень повернулся на другой бок и уснул сладким сном студента, не только не имеющего ни малейшего желания грызть гранит науки, но и не испытывающего по этому поводу никаких угрызений совести.

И спал до того момента, пока его снова не разбудили. Кто-то стучал в соседнюю дверь. Поскольку двери располагались рядом, ощущение было, словно колотят в его собственную. Да задолбали уже!
А ведь до сегодняшней ночи он считал, что ему повезло с соседом!
Студентик перевернулся на спину и сердито уставился в потолок. В соседнюю дверь снова постучали. Ни сна, ни отдыха измученной душе. Чтоб его разорвало, этого блондина! Думает, если он красавец, так ему все можно!

**

Грейнджер стояла в полушаге от него с занесенной для очередного стука рукой.

Солнечный луч, упав в дверной проем, полосой пересек ее лицо, высветив прядь кудрявых волос, кончики ресниц на невольно сощурившихся глазах, нос и часть щеки.

Сердце прыгнуло вверх, вбок, вниз, ударилось о грудную клетку и замерло.

**

Клава страшно удивилась бы, узнав, что Драко считает СЕБЯ покровительствующим ЕЙ.
Потому что с самого первого дня в общаге, когда она обнаружила юношу стоящим в глубокой задумчивости перед плитой на общей кухне, ей стало очевидно, что тот без нее пропадет. Оставалось со смирением принять свой крест, который она и несла терпеливо вот уже целый семестр, благо было не привыкать.

В конечном счете, у Клавы был старший брат - системный администратор и отец, всю жизнь проработавший программистом. Честное слово, если чему она и выучилась у мамы к своим 18 годам, так это тому, что за мужчинами нужен глаз да глаз!

Присматривать за Драко оказалось нелегко, потому что степень его незнания о самых банальных бытовых вещах превосходила все, ранее виденное Клавой. Но по-своему интересно, потому что юноша быстро учился и никогда не совершал одну и ту же ошибку дважды. То есть, если в понедельник он оставлял на кухне включенную плиту, чуть не спалив весь этаж, можно было быть уверенной, что во вторник он не закрутит кран в ванной или оставит открытой комнату. («Я понятия не имею, как ее запирать!» - с гневом заявил он Клаве на замечание, что его могли полностью обокрасть, добавив высокомерно: «Единственное, что имеет смысл красть из моей комнаты — это я!»).

Сразу решив, что за высокомерием парень прячет чудовищную неприспособленность к жизни и ранимость(последнее оставалось недоказанным, но не было доказано и обратное), толстушка добродушно пропускала его колкости мимо ушей. Все равно минимум два раза в день Драко возникал на ее пороге с очередной просьбой и трогательной убежденностью в глазах, что она непременно ему поможет.

Поднимаясь в лифте на свой этаж после конца утренних занятий, Клава размышляла, стоит ли заглянуть к Драко, чтобы предложить кофе и убедиться, что с ним все в порядке.

Середина дня. Ника, надо думать, давно ушла. Или нет? Как оно обычно бывает? Сексуальные отношения были единственным, в чем Клава чувствовала себя неопытней высокомерного блондина, потому что не собиралась расставаться с девственностью раньше того момента, когда встретит своего единственного.
Того, кто как минимум будет способен приколотить к стене полку без риска совершить самоубийство.
После отца и брата неприспособленные к быту парни вызывали в Клаве только материнские чувства, смешанные с легким, очень легким... презрением.

**

Было до противного очевидно, что своим приходом она вытащила Малфоя из постели — тот стоял возле двери в одних джинсах, сияя голым торсом, смотрел на нее непроницаемыми серыми глазами. Из комнаты несло вчерашним вином, вчерашними сигаретами. На кровати зашевелилась девушка, отвела рукой светлые волосы. Гермиона уткнулась взглядом Малфою куда-то чуть ниже ключицы и стояла так, пытаясь совладать с дыханием.

Ничего неожиданного. Она готовилась к этому с того самого момента, как Гарри сообщил, что малфоевская блондинка не вернулась ночевать домой. Нет причин негодовать или устраивать ему сцены. Все так, как должно быть. Малфой есть Малфой.
Спасибо и на том, что он больше не встречает ее оскорблениями.
И ей нет до него никакого дела. У нее есть Рон!
Рон, который не обманет.
Рон, который знает все ее привычки.
Рон, который любит ее кота и нравится ее родителям.

А то, что Малфой — гнусный слизеринский ублюдок, она знала еще в Хогвартсе!

Просто... очень... обидно.
Надо взять себя в руки. Попытаться вздохнуть. И еще раз. Дышать и смотреть. У нее неплохо получается. Главное — держать лицо. Спокойно, уверенно. Как официальный представитель Министерства. Хорошо, что свет бьет прямо в глаза, так что все, что находится за спиной Малфоя, словно расплывается в золотой пыли...

...а говорил, что любит брюнеток...

Подлый, подлый предатель!!

**

Грейнджер застыла на пороге с каким-то по-детски несчастным выражением лица.
Вид такой, словно вот-вот расплачется. Ой. Ой-ой-ой.
Великий Мерлин, когда я просил дать мне ее увидеть, я не имел в виду, что это должно произойти немедленно!

Драко невольно оглянулся.
Увы, лучше не стало. Комната выглядела таким же однозначным гнездом разврата, что и минутой раньше. Разве что Ника успела проснуться и сесть в кровати, небрежно замотавшись простыней. Ее голубые глазищи сердито уставились на Грейнджер. Та мотнула головой и шагнула назад.

Она сейчас аппарирует отсюда, и в следующий раз я увижу ее как «миссис
Уизли»!

Драко стремительным движением схватил девушку за руку. Сжал так крепко, что ощутил под пальцами быстро бьющийся пульс. Грейнджер бросила на него ненавидящий взгляд.
В коридоре за ее спиной показалась недоумевающая физиономия Клавы, быстро оценившей обстановку и моментально исчезнувшей.
Из комнаты рядом высунулся сутулый сосед. Тоже правильно понял ситуацию, усмехнулся ехидно и убрался обратно.
Драко втащил ее в комнату и ногой толкнул дверь.
Прижал к себе. Мазнул губами по каштановым волосам. Она дернулась прочь, вырываясь, не вырвалась и остановилась. Пауза. Сердце неуверенно забилось снова.
Судя по ощущению — где-то в горле.

**

Ника сузила глаза. Что бы там не думала эта лохматая выдра, неизвестно откуда возникшая в комнате ее парня, Драко принадлежит ей, и никакие общежитские шлюхи больше к нему не подкатят! И самому Драко лучше перестать цепляться за эту девку так, словно та должна ему денег! Она встала с кровати, поправила простыню и громко произнесла:
- Драко, дорогой, мы собирались...

Они повернулись к ней синхронно, с одинаково взволнованными лицами. Драко по-прежнему держал незнакомую девицу за левую руку. А правой та наставляла на нее какую-то палочку! Совсем обнаглела! Тычет в нее этой дрянью с таким сосредоточенным видом, будто собирается из нее выстрелить! Ника набрала воздуха, чтобы сказать девице все, что она
думает о сумасшедших шлюхах, вламывающихся к чужим парн..

Но не успела.

**

Сутулый студентик напряженно прислушивался к звукам, доносящимся из комнаты соседа. Ха-ха! Сейчас две его девки ему покажут!
Хм.
Даже странно, что до сих пор не слышно ни бьющейся посуды, ни истерических воплей. Только громкий хлопок. И тишина. Душат они его там вместе, что ли? Закусив губы и молча сверкая злыми глазами? Кто знает, чего ждать от ревнивых баб?
Хм.
Мужская солидарность, пожалуй, требует хотя бы постучать?
Он высунулся в прихожую. В комнате блондина все еще было подозрительно тихо. От легкого стука незапертая дверь отворилась. Да, судя по валяющимся вперемешку с пустыми бутылками шмоткам, ночью здесь действительно погуляли! Сейчас, однако, внутри было абсолютно пусто. Ни соседа, ни его девок.
Хм.
Фигня какая-то!
Проехали.
Пожав плечами, сутулый студентик отправился в ванную.

**

- Вот объясни мне, Поттер, почему гриффы тааакие упееертые? Ааа? Вы же упряяямые, каааак гиппооогрифы!

Малфой, в меховом жилете на голое тело (Гермиона приволокла его в палатку в одних джинсах) сидел рядом с Гарри на брошенной на пол шкуре возле полыхающего камина, увеличенного Чарли до гигантских размеров в честь празднования, и утешал себя четвертой порцией огневиски. Выяснилось, что в подвыпившем состоянии он растягивает слога вдвое больше обычного, и теперь его речь напоминала Гарри старый кассетный магнитофон Дадли, когда тот начинал зажевывать пленку.

Гермиона отсутствовала. Доставив им Малфоя и маггловскую девушку (та, к вящему веселью Чарли, оказалась в одной простыне), она молча просидела в углу все время, пока рыжий драконовод осторожно колдовал над усыпленной дочерью «шефа». После чего заявила, что ей пора возвращаться к себе, чтобы работать над диаграммами.

Гарри и Чарли, планировавшие устроить предотлетную вечеринку, пытались ее задержать, и даже заставили выпить с ними по рюмке огневиски, однако это совершенно не улучшило ее настроения. Забирать вместе с магглянкой Малфоя она наотрез отказалась, почему-то страшно рассердившись на предложившего это Гарри. Тот был вынужден выслушать мнение Гермионы о мужчинах в целом («беспринципные шовинисты!») и одном конкретном очкарике, оставившем невесту без письма и весточки, в частности.
- Джинни себе места не находит! Если собирался ее бросить, имел бы мужество сказать честно, а не прятаться в Монголии!
Еле дождавшись конца обвинительной речи, Гарри сбежал на улицу помогать Чарли распутывать упряжь. Из палатки доносились громкие крики. Судя по всему, мало знакомый с характером гриффиндорской старосты Малфой совершил роковую ошибку и вместо того, чтобы покорно выслушать все, что той захотелось ему сказать, полез в спор.

- Это ничего не значит! Вообще НИЧЕГО, понимаешь? Это как... как порция консомэ!! Съел и забыл!!
-Да мне совершенно плевать, что ты ешь!! Хоть обожрись, Малфой!! Если тебе все равно!
-Мне не все равно! Ты просто ненормальная, если не видишь, насколько мне НЕ все равно, тролль тебя подери!!!

Гарри нахмурился. Пусть Гермиона и разошлась не на шутку, но орать на нее он не позволит. Кивнув Чарли, он снова нырнул в палатку. Раскрасневшаяся Гермиона со злющими глазами стояла посередине комнаты, направив палочку на злополучного слизеринца.
- Тогда зачем? Можешь внятно объяснить, ЗАЧЕМ? Просто интересно!

Малфой явно смутился. Откашлялся и пробурчал хрипло, не отводя глаз от палочки:
-Так получилось.
-Что?
-ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ!
-Это самый ИДИОТСКИЙ ответ, который можно себе представить! Что, так хотелось? Не понимаю, что мешает мне сглазить тебя прямо сейчас?! Слизняком ты был, слизняком и умрешь!
- Зато правдивый! Так тебе все-таки есть дело, Грейнджер?! Признай наконец!!!

С конца гермиониной палочки слетело несколько красных искр. Малфой быстро шагнул в сторону.

-О чем спор? - весело спросил вошедший следом Чарли.
-О некоторых этических аспектах поглощения пищи, - процедил Малфой, все еще не отводивший взгляда от палочки.

Гермиона закатила глаза.

-Все, хватит! Если вам требуется компания, пейте с ним, а мне нужно работать! Я и так потратила кучу времени на этого... этого хорька!

После чего, схватив усыпленную блондинку за талию, с громким хлопком растаяла в воздухе.
-Ничего себе, - уважительно сказал Чарли, - и часто это с ней? Даже страшно за Ронни. Но совет она дала хороший. Почему бы нам не посидеть спокойно без женщин? Сейчас зажжем камин, нажарим мяса... нет смысла тащить огневиски обратно в Англию, как думаете, парни?

Гарри посмотрел на напряженного, как струна, Малфоя и добродушно кивнул.

**

Сидеть мужской компанией у камина, в котором жарилась на вертеле кабанья туша, оказалось приятно. И даже забавно — с Малфоем.

-Эффектное варварство, - прокомментировал тот, когда Чарли острым ножом, размерами напоминавшим меч, срезал верхние куски источающего яростный аромат мяса и выложил на большие плоские тарелки.
-Приборов у вас, так понимаю, нет? - меланхолично заметил, когда Гарри, ухватив кусок мяса левой рукой, вгрызся в него зубами.
-Почти съедобно, - сообщил, лениво доедая кусок кабанятины с таким видом, будто делает большое личное одолжение кабану.

Поначалу блондин был невыносимо мрачен, однако слушал внимательно. Гарри пересказал ему несколько монгольских историй и баек. Рассказал о Внутренней Монголии, где летняя жара сменяется суровой зимой. О бескрайних пространствах, почти выжженных дотла в магической битве времен Чингиз-хана и с тех пор так и не оправившихся до конца. О громадных лесах Сибири, над которой они пролетали по пути в Москву.
Оказалось, что с Малфоем вполне удобно сидеть вот так, когда нечего делить и не из-за чего спорить. Чарли заметил, что, было бы время, можно было бы слетать в район Тунгуски, посмотреть на следы последнего применения «глиняного пулемета». Малфой в этом месте вскинул голову, заметил вяло:
-Предпоследнего.
-Что?
- Предпоследнее применение. Последнее было сделано Чапаевым на Урале в 1918 году. Это окончательно перевесило расположение сил в пользу красных, но убило грязно..магглорожденную ведьму, по незнанию активизировавшую «пулемет». А кроме того, неправильное применение «глиняного пулемета» привело к тому, что отложенной по времени волной накрыло почти всю территорию страны, исключая только некоторые южные районы. Не понимаю, чему вы удивляетесь, это есть во всех изданиях по истории магии 30-хх годов. Совершенно незакрытая информация. Раньше даже была включена в программу Хогвартса. Потом выкинули из учебников...появилась история Гриндевальда, а школьная программа не резиновая. В общем, теперь русскую историю изучают только в Дурмштранге.
Так что все просто, дорогие гриффы! Поэтому здесь так хреново.
Последствия той волны пройдут... ну, тут еще спорят... Отец говорит, что необходимо провести специальный обряд, без этого проклятие будет действовать тысячу лет, как обычно... магический стандарт... просто это никому не нужно...обряд, то есть.

Гарри подумал, что Гермионе следовало остаться хотя бы для того, чтобы прослушать эту маленькую лекцию. Интересно, раскопала ли она сведения о том, что послужило причиной того, что магические семьи были вынуждены покинуть «Разочарованные территории»? Смешно сомневаться, конечно, раскопала... Задумавшись о том, много ли правды в ее упреках, связанных с Джинни, Гарри довольно долго молча сидел, грея в руках бокал с огневиски. Малфой валялся рядом, не делая никаких попыток продолжить разговор. Это было приятно.
- Ты говорил об этом с Гермионой? - наконец спросил его Гарри.

Тут-то и оказалось, что все свои запасы трезвости слизеринец израсходовал на последнюю речь. После чего выпил, и сам себе налил, и снова выпил. Услышав фразу Гарри, он почему-то среагировал только на слово «Гермиона», принявшись невыносимо тягучим голосом рассуждать о том, как упрямы все гриффиндорцы и особенно гриффиндорки.

- Вы же мееертвооого достааанете, Пооттер...мееертвоогооо...

А дальше понес такую чушь, что Гарри перестал вслушиваться и теперь просто сидел, глядя в огонь и представляя себе, как они с Чарли полетят завтра на драконах, и невольно улыбаясь при этой мысли широкой счастливой улыбкой.

Малф так круто летает!

**

«ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ»!

Наглый, беспринципный, идиотский, ЧИСТО МУЖСКОЙ ответ!

А эта.. крашеная Офелия. Сколько можно судить, неземная любовь, вызванная магическим воздействием, прошла... (кстати, надо было бы выяснить у Малфоя, каким образом блондинка попала под это воздействие? Вариант, впрочем, только один — стихийный выброс магии, судя по всему, небольшой, раз никаких других следов не осталось.) Сегодня утром девица выглядела гораздо более вменяемой и менее симпатичной, чем раньше. Обычная магглянка из богатой семьи, привыкшая капризничать и добиваться своего.
Гермиона нахмурилась, подумав, что не успела спросить Чарли, какие именно куски воспоминаний тот стер девушке.

И эта белобрысая слизеринская гадюка еще смела подъезжать к ней со своими поцелуями! И, что особенно обидно, она на секунду поверила... что может быть интересна кому-то еще, кроме вечного Рона... что это не просто скука, от которой слизеринский принц готов развлекаться с первой попавшейся ведьмой.

Гермиона вздохнула, заправила за ухо выбившуюся из хвоста прядь и вернулась к диаграммам. Арифмантика — единственное, что способно ее успокоить!
Послезавтра, проводив Чарли и Гарри, она отправится домой сама. Как раз к Рождеству. Опять транзитный каминный зал в Болгарии, ожидание портключа до Лондона. И на этом конец истории про наивную гриффиндорскую заучку, чуть было не поддавшуюся коварному слизеринскому соблазнителю.

За окно давно стемнело, мелкий, почти незаметный снег — не снег, а снежная пыль — сыпался с неба на пустую улицу. Было намного больше полуночи, и широкий переулок, куда выходили окна номера, был пустынен и тих.
Резкий вой автомобильной сигнализации заставил ее вздрогнуть.

**

- С какого это горя он так нажрался? Гарри, если мы собираемся утром лететь, надо будить его уже сейчас, потом времени не будет. Ты же не хочешь его гибели? Смотри, сам клялся, что проследишь за исполнением!
-Малфой, просыпайся... давай, выпей... это антипохмельное...

**

- Я дал тебе ЧТО? Я убью тебя, Поттер!
- Ты правда не помнишь? А выглядел почти трезвым.
- Не верю... я не мог быть таким идиотом...
- Да ладно, всего один круг над городом!

Чарли провел волшебной палочкой над правой рукой Драко, и в воздухе возникла вязь из зеленых и красных нитей. Малфой застонал.

- Поттер.. какой же ты все-таки ублюдок… Ты понимаешь, что теперь я буду вынужден лететь с тобой на этом чудовище?!
- Ну, это не так уж плохо... и потом, Нерушимая клятва была твоей идеей! Когда я сказал, что тебе слабо...
- Мне не слабо! Я просто НЕ ХОЧУ! Тролль подери все! Ты понимаешь, что теперь меня испепелит, если я этого не сделаю?! Тупоголовый ублюдок!
- Я думал, тебе понравится.

- Он думал! Тебе есть, чем думать, Поттер? Это новость! Ладно, давай сделаем это сейчас, пока я... в общем, немедленно. И учти — я выбираю маршрут!

**

- Мы оборвали очередной провод! - весело крикнул Гарри, повернув голову к сидящему сзади слизеринцу. Тот, со смертельно бледным лицом, прижимался к нему всем телом, словно хотел врасти, и даже сквозь куртку из драконьей кожи Гарри чувствовал, что блондин трясется мелкой неостановимой дрожью. Кажется, за последние полчаса тот так и не проникся удовольствием от полета на драконе. Хотя, может быть, это просто похмелье?

Потому что как, КАК может не нравиться летать на Малфе?!

**

Такое ощущение, что автомобильная сигнализация сработала во всем районе. Завывания звучали не тише, чем вопли баньши. Гермиона задернула шторы и отошла от окна.
Через минуту его створки с грохотом распахнулись, впустив в номер морозный уличный воздух.

-Что за...?

Напротив ее окна в воздухе завис ослепительно белый дракон.
Боками он почти касался стен домов с обеих сторон переулка.

- Гарри?!

На спине дракона сидели два... два удивительных парня!
Брюнет радостно махал рукой и что-то кричал. Блондин смотрел пристально,напряженно, словно от ее улыбки зависела его судьба.

Официальный представитель Министерства Гермиона Грейнджер почувствовала себя сказочной принцессой.

@темы: Драко Малфой на краю Ойкумены, Фанфики